Регистрация Вход
Страницы: 1
RSS
OBS! Gerillasoldater!
 
Всем добрый день. Сегодня расскажу о партизанах. Но не о советских партизанах Великой Отечественной. И даже не о русских партизанах 1812 года. Речь пойдет о партизанах украинских, которые в 1708-1709 годах воевали со шведами. А заодно расскажу и об истинном облике «просвещенных европейцев». И еще о некоторых не особо известных эпизодах Северной войны.

Все началось с того, что гетман Мазепа переметнулся к шведам. Современные шароварные историки из всякого рода «институтов национальной памяти» (по сути, конечно, пропагандисты) называют это «европейским выбором», «дипломатическим ходом» и т.п. Но это было предательство и клятвопреступление, совершенное из шкурных соображений. Точнее, вот почему.
1700 год принес большую войну. Против могущественной Швеции выступила мощная вроде бы коалиция в составе России, Польши, Дании и Саксонии. Все эти страны хотели вернуть территории, некогда захваченные у них шведами. Но война началась крайне неудачно для союзников. Высадка Карла XII под Копенгагеном заставила капитулировать датчан. Под Нарвой тяжелое поражение терпит русская армия. Вскоре и Август II, король польский и курфюрст саксонский, вынужден был снять осаду Риги и отступить в глубь Речи Посполитой, проигрывая одно сражение за другим. Война все же продолжается. Исход ее остается неясен. Успехи чередуются с неудачами. Чаша весов клонится в сторону союзников. Но в 1706 году положение сильно ухудшилось. Август II, проиграв шведам несколько сражений, бежит из Польши. Шведы сажают на польский престол свою марионетку Станислава Лещинского. А потом шведская армия вторгается в Саксонию. Август, опасаясь потерять свое наследственное владение, подписывает втайне от Петра I сепаратный мир. В результате Россия оказывается в политической изоляции. У ней нет не то что союзников, но даже просто друзей. Даже дружественная ранее Пруссия признает Лещинского польским королем. Зато врагов – хоть отбавляй. Врагом становится Польша. Англичане и австрийцы всячески подталкивают шведов к окончательному разгрому России. У них на то свои причины: они как раз воюют с Францией за испанское наследство и боятся, что Швеция ввяжется в эту войну на стороне союзной Франции. Турецкий султан в любой момент может нанести удар с юга, шведы давно уже ведут с ним переговоры. Элементарный здравый смысл подсказывает: все, Москве пришел конец. Вот Мазепа и перебежал на сторону, как ему казалось, победителя. Чтобы сохранить власть и барахло. Но он не мог сказать так народу. А потому в манифесте к украинскому войску и народу 1708 года появилась фраза: «Решено поставить страну нашу в то состояние государств, в котором была она перед владением Польским, со своими природными Князьями и всеми бывшими правами и привилегиями, что вольную нацию определяют». Хотя ни о какой реальной самостийности и речи быть не могло, максимум – о марионеточной правительстве.

Шведский король, явно переоценив власть и влияние Мазепы, решил нанести удар с юга. 16 сентября 1708 года войска Карла XII перешли границу Украины. Мазепа всем этим очень был недоволен: «Какой черт несет его! Он развеял все мои планы и стянет сюда русские войска. Вот так они погубят нам нашу Украину». Но этого ничего бы и не было, сохрани Мазепа верность присяге. Население же Украины определенно не воспринимало шведов как каких-то друзей и освободителей от «московской тирании». Против захватчиков сразу же началась борьба, которую вели не только казаки, но и простые люди, борьба подлинно народная. Вот что об этом сообщает Лизогубовская летопись:
«Тогожъ року малороссіяне вездЂ на квартерахъ и по дорогамъ тайно и явно шведовъ били, а иныхъ живыхъ къ Государю привозили, разными способами бъючи и ловлячи блудящихъ, понеже тогда снЂги великіе были и зима тяжкая морозами, отъ которыхъ премного шведовъ погинуло; а хотя мало отъ войска какіе шведы удалялись, то тотъ уже и слЂду не зискалъ, блудили и такъ ихъ люди ловили, или, подкравшись ласкосердіемъ будьто, убивали; тожъ чинили шведомъ и за фуражомъ издячимъ и отъ того много войска шведского уменьшылося».
Шароварные историки обычно замалчивают эти события. В лучшем случае объясняют их «московской пропагандой». Хотя главной причиной тут была все-таки не «московская пропаганда», а поведение захватчиков, до боли похожее на поведение гитлеровцев. Как и нацисты, эти «просвещенные европейцы» практиковали карательную тактику «выжженной земли». Свидетельствует Даниель Крман, лютеранский пастор, сопровождавший шведских солдат в этом походе:
«С 400-ми солдат против 1000 он (Карл XII) напал на город Церкову (Зеньков, русских войск здесь не было, его обороняло местное население), с 300 против 5000 — на город Опошню и счастливо обратил их в бегство. Города и села он приказал предавать огню и до основания разрушать дома. Встреченных в них жителей убивали. Тем, кто явился сюда из Козацкой земли, была дарована жизнь с приказанием вернуться к своим, чтобы больше никто из-за страха лишения жизни не был проникнут враждой к шведам. Он сжег много тысяч голов овец и скота».
А вот еще из дневника Даниеля Крмана:
«Король Карл двинулся отсюда в город Гадяч, намереваясь оказать там помощь своим. Победив московитов, он захватил город Веприк во время сильнейшего мороза. Атака шведов сначала была несчастлива, ибо пали из их числа около 500 человек, и среди них некий граф Левенгаупт и другие известные полковники и должностные лица. При вторичной атаке король также поднялся на лестницы и взял город, в котором было 2000 московитских солдат и столько же жителей — казаков. Король оказал всем милость. Гетман же Мазепа вверг одних своих подданных в ямы, других же уморил голодом. Некоторые победители в бешенстве рубили мечами женщин, которые поливали атакующих шведов кипятком и поражали камнями». Добавлю к этому, что неприметная земляная крепость Веприк оборонялась от шведов целый месяц! Под стенами Веприка (если их так можно назвать) шведы потеряли убитыми полторы тысячи человек, а в числе раненых оказались фельдмаршал Реншельд и принц Вюртембергский. Защитники Веприка потеряли убитыми 5 офицеров и 167 солдат, а всего гарнизон крепости насчитывал 1100 русских солдат и несколько сот казаков Харьковского полка. Шведы предложили коменданту Фермору почетную капитуляцию, и тот пошел на это, поскольку в крепости кончился порох. Когда крепость была сдана, оттуда сумел вырваться отряд под руководством местного жителя Масюка, который продолжил борьбу с захватчиками. Шведы же пошли на вероломство – русских солдат захватили в плен и отправили в лагерь под Новыми Санжарами, где потом поднялось восстание и герои Веприка, перебив охрану, вырвались к своим. Мазепа, как следует из вышеприведенного отрывка, и вовсе оказался фруктом! А упомянутый лагерь под Новыми Санжарами удивительно напоминает нацистскую «фабрику смерти», почуяв близость своего конца, шведы по приказу короля стали убивать узников штыками и так лишили жизни 170 человек. Дальнейшей резне помешал бунт пленных, на помощь которым русское командование направило генерал-лейтенанта Генскина с 2500 драгун и пехотным Астраханским полком, посаженным, видимо, для скорости на лошадей.

Вот отрывок из дневника Густава Адлерфельда:
«10 декабря полковник Функ с 500 кавалеристами был командирован, чтобы наказать и образумить крестьян, которые соединялись в отряды в различных местах. Функ перебил больше тысячи людей в маленьком городке Терее (Терейской слободе) и сжег этот городок, сжег также Дрыгалов (Недрыгайлов). Он испепелил также несколько враждебных казачьих деревень и велел перебить всех, кто повстречался, чтобы внушить ужас другим». О Недрыгайлове тоже расскажу подробнее. 30 ноября 1708 года сюда подошел отряд полковника Дюкера численностью 1500 человек. Местные жители и не подумали встречать «освободителей» хлебом-солью, а вместо этого заперлись в здешнем замке и отбили шведский штурм. Шведы в отместку сожгли окрестности. Когда 9 декабря сюда подошел отряд Функа, последовал новый штурм, на сей раз Недрыгайлов был взят и сожжен. В Терее против шведов сражались даже женщины, однако необученные военному делу и вооруженные чем Бог послал селяне имели мало шансов.
Шведы сожгли еще городки Краснокутск, Городню, Коломак, Куземин, Котельву, Мурафу, Колонтаев, Олешню, Рублевку, Лебедин, Каплуновку и множество сел. Общее число уничтоженных шведами населенных пунктов исчисляется как минимум десятками. Безжалостно вырезалось местное население, так, в Чернухах 11 декабря захватчики убили около 3000 человек, часть из которых живьем сожгли в церкви, здесь тоже отличился упомянутый выше Функ. То же самое чуть было не случилось с Хоруживкой (родное село экс-гарантелло Ющенко), но здесь помешали русские солдаты. Не менее завзятым, нежели полковник Функ, карателем показал себя и генерал-майор Гамильтон, отправленный в январе 1709 года во главе четырёх кавалерийских полков в пограничные, между Слободской Украиной и Гетманщиной, области с задачей грабить, мстить за сопротивление и уничтожать не признававших шведского владычества жителей. Взять хорошо укрепленную Ахтырку шведам и думать не приходилось. Захватчики вместо этого кружили вокруг неё, выжигая сёла и местечки, и «доблестно» расправлялись с их жителями. Порой нападавшие встречали достаточно сильное сопротивление, как это было, в частности, под местечком Олешней, лежащей несколько севернее от Ахтырки. Её жители тоже отказались впустить шведов и оказали сопротивление, когда те попытались взять местечко штурмом. Последние защитники Олешни взошли на деревянную башню, показывая готовность сражаться до последнего. Не в силах одолеть их, шведы по приказу Гамильтона башню подожгли; героические защитники все до единого мученически погибли в пламени. После этого шведы учинили расправу над оставшимися в живых горожанами: здесь, в Олешне, были казнены 400 мирных жителей, 70 русских драгун и воевода. «...Олесня сопротивлялась до последней возможности, и все жители с женщинами и детьми были перебиты, в плен шведы тут не брали, убили решительно всех, кто попал им в руки»,- написал в своём фундаментальном труде «Северная война и шведское нашествие на Россию» выдающийся русский историк, академик Евгений Викторович Тарле. Сохранился приказ Карла XII, изданный еще до украинского похода и касавшийся Польши, где тоже развернулась партизанская война. Он гласил: «Населенный пункт, в котором совершено нападение на шведский отряд, должен быть сожжен дотла, схваченных жителей при малейшем подозрении следует повесить к вящему устрашению, дабы ведомо им было: если нас разозлить, то даже младенцу в колыбели пощады не будет». Как говорится, без комментариев. Грабежи и мародерство тоже являлись обычным делом. Как и глумление над православной верой. Шведы устраивали в церквах конюшни, иконы кололи на дрова, использовали их как мишени для стрельбы и в качестве пиломатериалов.

Но официозная история все эти факты обходит молчанием, вы их не встретите в школьных учебниках, здесь излагается слащавая версия, заимствованная из «Истории русов», анонимного сочинения, написанного при Екатерине II. Вот это место:
«Вступленіе Шведовъ въ Малоросію ни мало не похоже было на нашествіе непріятельское, и ничего оно въ себЂ враждебнаго не имЂло, а проходили они селенія обывательскія и пашни ихъ, какъ друзья и скромные путешественники, не касаясь ни чьей собственности и не дЂлая во все тЂхъ озарничествъ, своевольствъ и всЂхъ родовъ безчинствъ, каковы своими войсками обыкновенно въ деревняхъ дЂлаются подъ титуломъ: „Я слуга Царскій!».
Каково! Друзья и скромные путешественники, прямо туристы какие! И если вышеперечисленные шведские дела непохожи на неприятельское нашествие, то что считать похожим? Но удивляться здесь нечему. «История русов» - чистой воды беллетристика, стилизованная под историческое сочинение. Она буквально пестрит глупостями, присутствуют и подлоги, типа цитаты из несуществующей жалованной грамоты царя Алексея Михайловича. Однако «История русов» очень пришлась ко двору ура-патриотов.
 
Эта икона была использована шведами в качестве напольного покрытия. Богородице при этом отпилили голову.
Пользователь добавил изображение
20120317171330.jpg (30.15 КБ)
 
Уважаемый Саурон! Надеюсь, что меня Вы не заподозрите в симпатиях к националистам Украины... Но... и опять но! Истина, как всегда и часто лежит где то посередине. Мазепа был конечно клятвопреступником и предателем. Но с другой стороны он видимо действительно хотел построить независимое государство с независимым правителем. Для того времени - вполне нормальное явление для чистолюбивого правителя. Показалось ему, что момент подходящий... Можно осуждать, можно... Но действовал человек вполне в рамках правил того времени. Кто смел - тот и сьел!!! Не вышло. Недооценил...
Изменено: Владимир Масяйкин - 01.04.2012 20:49:07
Обезьян сибирский
 
Владимир, в том-то и фокус, что не хотел. По крайней мере, до перехода к шведам у него даже и мыслей таких не было. А если были - тогда он очень странно себя вел: уничтожал своих потенциальных союзников в этом благородном деле. Участвовал в подавлении булавинского бунта. Арестовал чрезвычайно популярного на Правобережье Семена Палея, фастовского полковника, пытавшегося превратить Фастов в самостийное казачье государство. Мазепа - просто приспособленец, пекущийся лишь о собственной выгоде, наподобие бывших партийных функционеров, перекрасившихся в "демократов" и "патриотов". Нелишне напомнить, что Мазепа служил четырем государям: польскому королю, турецкому султану, русскому царю, шведскому королю.
 
Саурон, спасибо за тему, согласен с Вашими оценками.... ну а предателей в наше смутное время очень модно делать героями, ведь сегодня в обществе утрачено понятие абсолютного зла - предательства, измены Родине и т.д., теперь все можно объяснить с позиции прав человека...
Изменено: леопольд - 01.04.2012 22:02:10
 
..опередил Леопольдушка. Добавлю: - что там можно обелять. Сто процентный пример продажи души, народа и Родины.. Так можно договориться и до того, что иуда тоже что то там хотел..
 
@Владимир, в том-то и фокус, что не хотел.@
Ну тогда я вообче этого "товарища" не понимаю... ДЕБИЛ!!!
Обезьян сибирский
 
Цитата
Владимир Масяйкин пишет:
@Владимир, в том-то и фокус, что не хотел.@
Ну тогда я вообче этого "товарища" не понимаю... ДЕБИЛ!!!
Ларчик открывался просто. Как уже было сказано выше, Мазепа решил, что Москве крышка. Да и не он один. Вся Европа так думала. И Турция тоже, почему и не спешила начинать войну, султан рассчитывал все взять на халяву. Полтава для всех них стала громом среди ясного неба. А вот до Полтавы все казалось ясным и очевидным. Потому Мазепа и заключил со шведской марионеткой Станиславом Лещинским  секретное соглашение, о сути которого сообщает упомянутый выше Густав Адлерфельд, к слову, это секретарь Карла XII, погибший в Полтавском сражении:
«Вся Украина с Северским княжеством, с Черниговом и Киевом, а также и Смоленск присоединялись к польской Речи Посполитой, а Мазепе, в вознаграждение за такую услугу, обещан был титул княжеский и предоставлялись ему во владения воеводства Полоцкое и Витебское на таких правах, на каких владел герцог Курляндский подвластным ему краем».
Для Мазепы такая сделка была безусловно выгодна: гетман - должность выборная, князь - наследственная. Детей у Мазепы, правда, не было, но родственники с детьми имелись, он мог стать основателем новой династии. А Украина... Хрен с ней. Своя рубашка к телу ближе.
 
Да не так оно всё было... Москве - крышка... Мог решить в 1708 - 1709 году только полный ДЕБИЛ. Не очень большая армия шведов, идущая на огромную "Московию" представляли из себя практически смертников. Оккупация России не входила в планы Карла. Разгром русской армии и подписание мира - это было максимальное желание Шведского короля. Вопрос об Украине вообче не рассматривался... Зачем, зачем Мазепа пошёл на это предательство!!!??? Мне вот не очень понятно...
Обезьян сибирский
 
Видите ли, Владимир, именно так. Общая численность шведской армии, вторгшейся на Украину, составляла 30 тыс. человек. Естественно, оккупация России не входила в планы Карла, это нереально сделать. Но вполне реально поступить как с Польшей - посадить на престол свою марионетку. Нужно сказать, что русские войска к тому времени достигли кое-каких успехов в Прибалтике, более того - разгромили вдребезги при деревне Лесной, что в Белоруссии, корпус генерала Левенгаупта. Но вплоть до самой Полтавы русская армия не одержала ни одной победы над войском, которым командовал сам король. А это войско к тому времени уже успело раздолбать Данию, Польшу и Саксонию.
Добавлю, что Мазепа был по своему воспитанию поляком. Его отец носил нехарактерное для православного двойное имя Стефан-Адам (т.е. он католик либо униат) и был придворным польского короля. Мать была православной. Но воспитанием сына занимался, понятно, отец, который отправил Ивана учиться в варшавский иезуитский коллегиум и выхлопотал для него место покоевого шляхтича при короле.
 
Пожалуй, расскажу еще и о любимом мозоле нациков – «батуринской трагедии». Просто ради объективности. Нацики сразу начинают живописать, как злобные москали во главе с кровавым упырем Меньшиковым пытались взять штурмом мазепинскую столицу, но были отбиты ее героическим гарнизоном, как они захватили Батурин обманом, а захватив, сожгли город и вырезали все население (не то 10, не то 14 тысяч). Еще и добавят подробностей расправ, нехилых даже для Ивана Грозного. Просто диву даешься, с чего бы это Меньшиков, ранее не замеченный ни в особой жестокости, ни в украинофобии, вдруг так озверел. Все эти сведения – из уже упомянутой «Истории русов», число жертв и вовсе высосано из пальца, ведь количество населения Батурина в 1708 году неизвестно. Сохранились лишь данные переписи 1654 и 1666 годов; в первом случае насчитали 360 казацких и 275 мещанских (всего 635) дворов, во втором — 365 мещанских (казацкие дворы не учитывались), с учетом того, что в те годы обитателями одного двора были 7-8 человек, общая численность населения получается 4-5 тысяч. Вряд ли она к 1708 году возросла вдвое (или втрое?), даже с учетом переноса сюда гетманской столицы (1669 год).

Вот как «История русов» живописует штурм Батурина:
«Из Белоруссии командирован Меньшиков с корпусом его и казаками в Малороссию для предупреждения армии короля шведского и истребления резиденции гетманской города Батурина, яко хранилища многих запасов и арсеналов национальных. Он поспешил туда в последних числах октября и принял отважное намерение взять его приступом, и для того повел зараз войска свои на городские укрепления. Войска Мазепины, называемые сердюки, составленные из вольницы, а больше из украинских поляков и волохов, и содержавшие гарнизон в городе, зная также, чего им ожидать должно от войск царских, защищали город и его укрепления с примерною храбростию и отвагою. Осаждающие отбиваемы были несколько раз от городских валов, рвы городские наполнялись трупами убитых с обеих сторон, но битва еще продолжалась около города во всех местах. Наконец наступившая ночь и темнота развели бьющихся, и россияне отступили от города и перешли реку Сейм для обратного похода».

Проблема заключается в том, что ни в донесениях Меньшикова, ни в других документах царской ставки о штурме даже намека нет. Как нет и трупов русских солдат, «наполнивших городские рвы». А ведь их несложно опознать по медным пуговицам, остаткам форменной обуви, нательным крестам. Но никаких братских могил солдат Меньшикова под крепостью не обнаружено до сих пор. «Истории русов» можно верить только в одном – большинство солдат батуринского гарнизона составляли не казаки, а сердюки (т.е. пешие наемники) навербованные из поляков и молдаван (их называли валахами). Командовал ими тоже наемник - немец Кенигсек. Сердюки даже не воспрепятствовали переправе русских войск через Сейм, хоть и выкатили к реке шесть пушек. Но дело ограничилось сотрясанием воздуха угрозами. Все, что сердюки сделали – это подожгли дома снаружи крепостной стены. А это примерно полгорода. Меньшиков попытался вступить в переговоры с сердюками. Те принялись валять ваньку, говоря, что ничего об измене не знают, и что гетмана нет в Батурине, а открывать без него ворота не велено. Идти же на штурм, как он описан в «Истории русов» было величайшей глупостью. Крепость была окружена деревянной стеной с башнями и пушками. Правда, стена находилась в ветхом состоянии (Мазепа за почти 20 лет своего правления так и не удосужился ее починить), но голыми руками даже такую стену не разрушишь. А пушек у Меньшикова не было – драгунам, которыми он командовал, они не полагались по штату. Но в итоге, пушки не понадобились. В крепости, помимо сердюков, имелось и несколько сот казаков Прилуцкого полка. Они, в отличие от наемников, которым Мазепа платил, абсолютно не горели желанием воевать с русскими войсками за непопулярного гетмана. Командир казаков Иван Нос ночью отправил к Меньшикову сотника Соломаху, который указал калитку в крепостной стене. Через нее русские солдаты и проникли в крепость. Сердюки этому никак не воспрепятствовали. «История русов» объясняет это тем, что они «поводом вчерашней их виктории, напились до пьяна и были в глубоком сне». Трудно сказать, о какой «виктории» идет речь, коли боя не было. А вот то, что сердюки перепились – вполне возможно. Войдя в крепость, драгуны подожгли ее. Цель здесь была не карательная, а военная – лишить шведскую армию базы. И эта цель была достигнута – разместить шведов на зиму оказалось негде, они потеряли замерзшими 4 тысячи!

Однако Меньшикова обвиняют в полном уничтожении населения города. Вот как это описывает «История русов»:
“Меньшиков ударил на граждан безоружных и в домах бывших, кой ни мало в умысле Мазепы не участвовали, выбил всех их до единого, не щадя ни пола, ни возраста, ни самых ссущих младенцев. За сим продолжался грабеж города от войск, а их начальники и палачи занимались между тем, казнею перевязанньих сердюцких старшин и гражданских урядников. Самая обыкновенная казнь их была живых четвертовать, колесовать и на кол сажать, а дальше выдуманы новые роды мучения, самое воображение в ужас приводящие … Весь город и все публичные его здания, т.е., церкви и присутственные места с их архивы, арсеналы и магазейны с запасами, со всех сторон зажжены и превращены в пепел. Тела избиенных Христиан и младенцев брошены на улицах … “.

Но более ранняя Лизогубовская летопись описывает это событие по-другому:
«Тогожъ года Ноемврія 1 дня Батуринъ Меншиковъ князь Александръ съ войскомъ великороссійскимъ спалилъ и вырубалъ, где были сердюки и охочекоммоніе козаки и надъ ними былъ полковникъ Чечель, который увойшелъ отъ меча хотя былъ, однакъ кумъ его, въ селЂ ОбмочевкЂ, когда онъ утЂкалъ и забЂглъ верхомъ обогрЂтисъ, понеже ввесь обмокъ, да заснулъ на печи, то кумъ пошелъ, ознаймилъ войту и прочимъ и такъ взяли его и поймали и отдали великороссіянамъ; потомъ голову ему въ Глухо†утято. Такоже Филипу, реенту пЂвчихъ, въ БатуринЂ взятому, утято голову въ Глухо†и на спицахъ желЂзныхъ на глаголяхъ на площади въ самомъ городи заткнено; и еще войта Шептаковского тамъ же голова. А Фидрику, надъ пушкарями командиру, новокрещеному изъ иноземцовъ, взятому въ БатуринЂ — перво очи выбрано, послЂ въ Сумахъ, слободскомъ городЂ, голову усЂчено и на столпЂ каменномъ такожъ на шпицу желЂзную воткнено въ самомъ городЂ. Много тамъ людей пропало отъ меча, понеже збЂгъ былъ отъ всЂхъ селъ; однакъ за вытрубленіемъ не мертвить, много еще явилося у князя Меншикова, который дать велЂлъ имъ писаніе, чтобъ никто ихъ не занималъ; — многожъ въ СеймЂ потонуло людей, утекаючи чрезъ ледъ еще не крЂпкій, много и погорЂло, крившихся по хоромахъ, въ ліохахъ, въ погребахъ, въ ямахъ, где паче подушилися, а на хоромахъ погорЂли, ибо, хотя и вытрубленіе було престать отъ кровопролитія, однакъ выходящихъ отъ сокрытія войско заюшеное, а паче рядовые солдаты, понапившіеся (понеже вездЂ изобиліе было всякого напою) кололи людей и рубали, а для того боячися прочіе въ скрытыхъ мЂстахъ сидЂли, ажъ когда огонь обойшелъ ввесь городъ, и скрытыи пострадалы».

То есть, в Батурине казнили должностных лиц, причастных к Мазепиной измене. Простые же люди частично сгорели на пожарах, частично утонули в Сейме, частично попали драгунам под горячую руку. Однако о полном уничтожении населения и речи нет, уцелевшим Меньшиков даже охранную грамоту выписал! Что подтверждается универсалом избранного вместо Мазепы гетмана Скоропадского от 22 декабря 1708 года, разрешающим жителям Батурина вновь селиться на старых местах, значит, было кому! Еще одно подтверждение – опись Батурина 1726 года, в ней содержится поимённый перечень лиц, которые содержат свои дворы в Батурине, с указанием на то, местные они или приезжие. Согласно этой описи, в городе насчитывалось 526 дворов, из них 411 - прежних жителей, обитавших еще со времен Мазепы. В целом, проявленная Меньшиковым жестокость явно ниже европейского уровня, о котором уже сказано ранее. Неудивительно, что «батуринская трагедия» в Украине ни на кого не произвела никакого впечатления и осталась незамеченной украинским фольклором.

И еще одно. При самостийности в Батурине затеяли раскопки, к ним припахали кучу всяческих штатовских и канадских научных и околонаучных организаций. Перед ними поставили задачу – найти массовое захоронение жертв «москалей». Его нашли – целых 65 трупов, кои с помпой перезахоронили. А где же остальные? Бог ведает, нет их и все! Нацики это объясняют тем, что якобы Меньшиков, взяв Батурин, приказал установить на плотах то ли виселицы, то ли кресты и пустить их по течению Сейма с болтающимися пленными, дабы устрашить украинский народ. Эту байку можно только воспринять на веру. Ну, в самом деле. Батурин, как следует из вышеприведенного отрывка из «Лизогубовской летописи» был взят 1 ноября 1708 года. Как следует из этого же отрывка, Сейм уже успел покрыться льдом. Какие могли быть плоты на покрытой льдом реке? Сколько нужно плотов для размещения на них орудий казни с 10 (или даже 14) тысячами жмуров? И кого это Меньшиков хотел «устрашить»? Ведь места, по которым протекает Сейм, даже сейчас густонаселенными не назовешь. Вообще, единственные украинцы, которых имело смысл «устрашать» - это запорожцы. Только они, из антипатий к царю Петру, приняли сторону Мазепы, о чем впоследствии горько пожалели. Но Сечь находилась за днепровскими порогами, которых плотам не преодолеть.

НА ФОТО: КАРТИНА ХУДОЖНИКА О. ЛОПУХОВА (2004). ИЗ КОЛЛЕКЦИИ БАТУРИНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИСТОРИКО- КУЛЬТУРНОГО ЗАПОВЕДНИКА «ГЕТМАНСКАЯ СТОЛИЦА».
Обратите внимание, что кресты установлены на сочной травке, хотя в реальности мороз уже льдом реку сковал. Достойный пример самостийного агитпропа.
Пользователь добавил изображение
210.jpg (17.01 КБ)
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)