Регистрация Вход
Страницы: 1 2 3 4 След.
RSS
Хроники влюблённого моделиста., Бутилацетатные мемуары
 
Сегодня у меня типа праздник, и самое время предаться ностальгическим воспоминаниям и писать мемуары. Пользуясь служебным положением (я как никак создатель группы) создам новую тему, имеющую к тематике группы весьма косвенное отношение.
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Пролог. …Если сравнивать девушек с самолётами, то Рита наверное была Аэрокоброй: симпатичная, с плавными обводами, быстрая, с мощным вооружением в виде красивой мордашки и стройной фигурки, но нестандартная как у этого американского самолётика компоновка отпугивала желающих полетать на ней парней. Она была этакой разборчивой недотрогой с кучей тараканов в голове, и весьма сосредоточенной на своём внутреннем мире. После знакомства я понял, что хочу стать для неё Покрышкиным. Надо сказать, что до этого мне попадались в основном «Тандерболты» и Кёртиссы» - самолёты, несомненно, интересные, но малопригодные для эксплуатации в суровых российских условиях. Стройные стремительные «Яки» от меня всё время ускользали, а со всякими не слишком симпатичными и умными дамами вроде Ще-2 я старался держаться официально. Был у меня даже пухлый «ишачок» и кратковременная связь с морально устаревшим И-5, когда даже накидавшись дешёвым коньяком и обнимая её за попу, я понимал, что эпоха бипланов, увы, ушла навсегда. С годами не становился моложе, и искал даже не «Мессер» или «Спитфайр», а надёжный деревянный ЛаГГ-3. Мой счастливый (а иногда несчастный) женатый друг уже пару раз намекал мне, что я встречу какой-нибудь надёжный, но подержанный У-2 с двумя огромными дырками на перкалевой обшивке, который женит меня на себе, и так я и проживу свой остаток дней в тепле и уюте, но без любви, и со страшненькой второй половинкой. И тут, значит, меня знакомят с этой Аэрокоброй, к которой я, видимо измученный спермотоксикозом тут же воспылал безудержной страстью. О, да, детка, я буду твоим Покрышкиным! И понеслось… Как я и писал, нестандартная компоновка Аэрокобры (заднее расположение двигателя и вал винта, пропущенный между ног) порождало множество пошлых шуток, и пожалуй, такое прозвище скорее подошло-бы девушке, вытворяющей немыслимые штуки в постели, но я почему-то сравнил с этим самолётом существо весьма целомудренное. Может Риту лучше было-бы сравнить с тощим И-17 или другим спортивным летательным аппаратом, но в моей голове почему-то засела именно кобра. За время нашего знакомства и попыток хотя-бы залезть к ней… в кабину, и посидеть за штурвалом было много разных интересных моментов. Вот один из них.
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Полёт в областной центр Ночью не спалось… Ещё в среду Рита позвонила и спросила, как я отношусь к тому, чтобы сгонять с ней в областной центр за покупками. Дело в том, что она работала в заштатном ателье и шила одежду, но как и многие мнила себя великим дизайнером и модельером. Надо сказать, что наш Дырдовск город небольшой, и если вы хотите купить что-то узкоспециализированное – то флаг вам в руки и дальняя дорога. В принципе многое даже тогда можно было найти в интернете, но потрогать товар руками гораздо приятнее и интереснее, чем жамкать на клавиши. Я тоже, признаться, люблю зайти в магазин для моделистов, пооткрывать коробочек, пощупать пластик, а что любила Ритка я не знал, да и пофигу мне было на это – я был просто счастлив, так как за время долгой дороги рассчитывал стать к ней чуть ближе, так как она мне очень нравилась. Выезжать решили в 9 утра, так как до центра было километров сто пятьдесят с хвостиком; водил я не очень хорошо, а лошадиных сил моему фиатику отчаянно не хватало и на дорогу у меня уходило больше двух часов. Ну и пусть – зато подольше побудем вместе! Утром встав пораньше, побрившись, надушившись, я оделся, походил по квартире, посмотрел новости. Затем ещё раз походил по квартире. Не спеша одевшись посмотрел в зеркало и нашёл себя неотразимым: турецкие рубашка-подделка под известный брэнд, джинсы-подделка под известный брэнд и шарф-подделка под известный брэнд. Парфюм, конечно же, был тоже палёный. Ах, да, чуть не забыл – на руку я нацепил китайскую копию Tissot. Потом подумал и решил к чёрту Tissot и достал из шкафа не менее китайскую жалкую копию Брайтлинга – всю в липовой позолоте с красивыми блестящими шестерёночками на циферблате. Китайский Breitling за 100 евро показывал правильное время где-то два раза в сутки, но зато он мог помочь, например, познакомиться с ПТУшницей на дискотеке. Сейчас мне нужно было произвести впечатление на даму, а тут был необходим кич (во всяком случае, так я считал). Глядя на отражение своих дешёвых понтов в зеркале мне ничуть было не стыдно, так как несмотря на то, что я был фальшив насквозь, чувства-то у меня были настоящие. А часы… Часы можно украдкой подзавести и в туалете, если чо… Если чо… Я вышел из дому и завёл машину. Мой суперхронометр показывал 8:20. Был ещё вагон времени, я ещё раз обошёл машинку, попинал колёса, всё пощупал, погладил – сегодня осечек быть не должно. Мой помытый только вчера гоночный болид был как и я неотразим, и улыбался мне своим хромированным бампером. Сделав ещё пару кругов и понервничав я сбегал домой в туалет, а затем с замирающим сердцем набрал на телефоне одиннадцать цифр. -Привет. Собралась? Я подъеду к девяти… Я сел в машину, и стал щёлкать кнопками автомагнитолы. - Сеи Белиссима, - похвалил меня Луиджи (так я называл свой ФИАТ, и да, я с ним разговариваю!) -Грациа – ответил я и нажал на педаль сцепления. Уже в 8:45 я был у её дома, и снова пощёлкал кнопками. Что поставить девушке в дороге? Попсу или джаз? Или то, что я люблю? Она показалась в дверях подъезда уже в десятом часу. -Привет. Давно ждёшь? Это был явно провокационный вопрос. Я молча распахнул её дверцу, придумывая, что сказать: остроту или пошлый комплимент типа «тебя можно ждать вечно». В итоге так ничего и не придумал. Мы выехали за город. Ехали молча; в магнитоле играл Pink Floyd (кстати, если хотите произвести впечатление на девушку, то никогда не делайте так! И металл не ставьте. И хард-рок. И блюз. И психоделический прогрессив. И… Словом, всё что я люблю). А что я ещё мог врубить? Русское радио? Нет, в выборе музыки я решил быть старомодно-принципиальным как Харуки Мураками. -«Обратная сторона Луны» должна точно её поразить, так как она выражает мой богатый внутренний мир, – посчитал я. Но где-то в районе «On the Run» Рита начала клевать носом, а под «Time» окончательно отрубилась. Не дойдя до «Money» я выключил музыку, дабы фееричное вступление не разбудило мою драгоценную пассажирку, и сосредоточился на дороге. Мимо как японский флот проплывали дредноуты труб моногородов так и не ставших индустриальными гигантами, а также мелькали синие знаки с отворотками на полузаброшенные посёлки. Всё как у Башлачёва: «Сморкай, Дубинка, Грязовец, и Верхний Самосер»… Я скосил глаза налево: Рита спала, и о прелесть-то какая – пускала слюни во сне! Так что дальше я ехал улыбаясь себе под нос – всегда же приятно застать девушку вот в таком неожиданном виде. Разве нет? Мне вот приятно. Было-б здорово, если она вот так пускала слюни у меня на подушке. А ещё хорошо поехать с нею в отпуск и коротать ночь на заднем сиденье машины, или дремать рядом в кресле самолёта Санкт-Петербург – Анталья… Где-то за сопкой остался чудесный военный аэродромчик, куда тянуло поснимать МиГи и Сушки, просто так – для друзей с авиафорума, но там такой закрытый режим, что в Анталью попасть гораздо легче, чем туда… В пробке на въезде в областной центр моя попутчица проснулась и начала лихорадочно оттирать шейный платок от своих… хе-хе… ротовых отделений, бросая в мою сторону быстрые настороженные взгляды. Я тем временем старательно делал вид, что целиком и полностью сосредоточен на дороге, разглядывая грязную жопку ехавшего впереди автобуса. -А… У тебя на сегодня какие планы?, - наконец проговорила она. -Ну-у, повозить тебя по магазинам, съездить в книжный, Детский Мир, и ещё кое-куда. Марго кивнула; времени было в изобилии, и я решил, что неплохо-бы немного оживить поездку. -Может заедем куда-нибудь перекусим? Я угощаю!, - сказал я чрезмерно бодрым тоном. -Проголодался? А я всё продумала, и ещё с вечера нарезала бутербродов с колбасой, сыром и огурцами, - ответила Рита, и полезла в сумочку. Копчёная колбаса! Только не это!! Этот запах просто оскорбляет салон моего храма скорости на колёсах! - Очень вкусно, попробуй, - и с детской непосредственностью Рита запихнула наверно половину бутерброда себе в рот. -Нет, нет, нет! Девушки с запахом сервелата изо рта это не мой фетиш! – с этими мыслями я улыбнулся, и начал жевать предложенное угощение. А что мне ещё оставалось делать? Выкинуть эту жрачку из машины вместе с сумкой?! -Этот, кстати, с солёным огурцом – бурчала Марго, набивая рот - Ой, я кажется чё-то уронила. -Ничего страшного. Ещё как страшно! На самом деле это было весьма неприятно, когда воняющее нечто падает изо рта и забивается в неведомые щели салона. Остаётся надеяться, что оно упадёт-таки на коврик, и я это вытряхну на первой же остановке. Покружив по городу и припарковавшись мы прошествовали магазин «Всё для шитья», где Рита собиралась набрать всевозможных приблуд для дизайна одежды, и полкило пуговиц. Я тем временем вытряхивал растоптанные женскими ножками резаные овощи из автомобильного коврика, после чего двинулся следом, так как в подобном магазине у меня, как авиамоделиста был свой интерес. Я раскрыл дверь и ах… Две-три пары внимательных женских глаз вперились в меня, скользя куда-то в район нижней чакры. - А что Вам предложить? -Я просто посмотрю… А надо сказать, что в таких магазинах есть и дешевые деревянные подставки, красивые ножи Ольфа, макетные скальпели, гибкие линейки, коробки для мелочей, дешёвые зелёные коврики, и всякие ниточки и лесочки. Идя вдоль прилавков я затылком чувствовал, как очаровательная продавщица скользила мне вслед, и ощущалась её аура, незримые флюиды, наэлектризованный воздух…. Нет-нет, думай о фоккерах, думай о фоккерах, думай о фоккерах! -Мне мононить. -Мононить? Какую? Натуральную? Спандекс? Лавсан? Нейлон? При таких словах я почему-то всегда краснею. -Д-даже не знаю… -А Вам для чего О, если-бы ты знала для чего, то наверно решила, что я из дурки! -Для м-моделизма… -? Я делаю вид, что не понимаю немых вопросов и молча изучаю витрину, выбираю потоньше. -А можно… Я открою? -Давайте я. Секундное прикосновение прохладных пальцев, катушка переходит в руки девушки, и вот уже кончик вытягивается из катушки. Я нежно захватываю его, наши пальцы опять соприкасаются и растяяягивают ниточку.…. О-ооо… Так! Думаем о фоккерах! -Да, пойдёт. Судорожно сглатываю, переходя к другой витрине, покупательницы заинтересованно стреляют в меня глазами. Да не вышиваю я, блин, крестиком! И не голубой!! Выбираю линейки. Они несомненно хороши. Тонкие, гибкие - как раз для расшивки. -Есть подлиннее, - раздаётся откуда-то сбоку -Нет, мне-бы… Понежнее… Блин, «понежнее» откуда это?! Такое ощущение, что я в секс-шопе девайс выбираю. -А Вам для чего? Я опять краснею. -Резать расшивку! -??? Оставляя продавщицу в ступоре, мчусь к кассе, оплачиваю, выкладываю покупки, получаю от симпатичной кассирши визитку. О, я бы вам позвонил, или написал, но я здесь проездом… Рита стреляет в меня из-под чёлки уничижительным взглядом, но я что-то плохо вижу из-за розовых облачков в глазах. Сжав губы она старается что-то сказать, но выходит только… -У… -Что? -У… Меня есть карта скидок! -А?, - Мои брови удивлённо взлетают вверх, но Ритка уже включает форсаж. -Посчитайте нам вместе! До девушек постепенно доходит, что я не один, и возможно мы пара влюблённых модельеров. На прощание бросаю влюблённый взгляд на другую продавщицу, стоящую рядом с девушкой-кассиром. Мои глаза говорят, что я очарован… Что говорят её глаза, я, увы, не знаю, так как распознавать женские посылы ещё плохо умею. Выхожу. Мне жарко. Интересно, как я выглядел со стороны? А они заметили? Смотрели вслед? Уже на улице Марго оборачивается и из-за плеча бросает: «Идти-то хоть можешь?» -А? Что она имела в виду?... Следующим пунктом был мой магазин для хобби, где я напихал по карманам Тамии и ICMовский И-5 (который тоже до сих пор не собрал). Здесь ничего интересного не происходило, так как моя прекрасная попутчица ждала меня в машине… И о ужас! Жрала очередной бутерброд с колбасой! -Ну, куда теперь?, – Спросил я, одарив её фальшивой улыбкой. -А… Хм…, - её попка заёрзала по сиденью, - Ты не мог бы свозить меня в Норд, О’Кей, и ещё вот… Она протянула бумажку с адресом. Далее была покупка в другом магазине неведомых гаджетов для швейных машинок, и долгожданная поездка в Детский Мир. Зайдя я сразу понёсся к витринам с моделями и принялся разглядывать коробки. Моя спутница меж тем скучала и молча бродила у стендов с пучеглазыми куклами. В такой ситуации я чувствовал себя каким-то умственно отсталым, и мне всё время казалось, что хитрый женский взгляд сверлит мне затылок, заставляя воровато озираться и ощущать себя скорее покупателем секс-шопа, чем магазина игрушек. И всё же визит прошёл не зря: в тот день были куплены восточноэкспрессовский «Снайп», «Сименс-Шуккерт» и «Сикорский С-16». И вы таки думаете, я что-то из этого собрал? Нифига подобного – они до си пор лежат у меня в закромах! Хотя пару попыток собрать Сименс я всё же предпринимал, но меня то движок смущал, то неправильный лозенг. В итоге всё до сих пор заброшено на стадии отделения деталей от литников. Докупив до кучи звездовской эмали и оставив «У-2» и «Физлер» дозревать на полках я проскользнул к кассе. -Ты это… Себе? – услышал я тихий голос за спиной. -Ага! А чо? Гордо ответил я и улыбнулся наглой улыбкой. А что оставалось делать в такой ситуации? Краснеть и мямлить, что это я не для себя, а для друга или племянника закупаюсь в игрушечном магазине? Следующим чекпойнтом был ТЦ «Норд», где Рита сразу отправилась на второй этаж оценивать продукцию лёгкой промышленности, то бишь женское шмотьё. Я же отправился осматривать шедевры винноперегонной промышленности в алкомаркет. Пооблизывавшись на бутылки с ромом и текилой, я пошёл гулять по отделам, и обнаружил Риту на втором этаже у отдела свадебных аксессуаров, изучающей складки на платье, сродни тем, на которые берут кредит, одевают один раз, забрызгивают шампанским или блевотиной (тут уж как пойдёт), и навечно отправляют кормить моль в дальнем углу шкафа. Должен признать, что меня очень редко дамы одаривали таким восторженным взглядом как этот одноразовый свадебный девайс. -Ты наверно думаешь, как оно будет на тебе сидеть, - спросил я у Риты из-за плеча. -Ни о чём таком я не думаю! – мгновенно оборвала разговор она, и быстрым шагом направилась вдоль секций. – У меня чисто профессиональный интерес! – почти крикнула она не оборачиваясь. -Э... Я подожду в машине, - сказал я сам себе и побрёл вниз. Дальше мы поехали в недоразумение под названием О’Кей, который я тихо ненавидел за вечно заполненную парковку и нездоровый интерес девушек к этому ангару, в котором вместо китайского ширпотреба и десятков тонн жрачки мог-бы поместиться небольшой авиамузей. Не знаю как жители столиц и крупных городов, но провинциалы типа нас были всегда в восторге от этого сарая, набирая одновременно тележки припасов на неделю, носков про запас, каких-то китайских кофточек, непонятного пластикового говна, и заодно прихватывая какой-нибудь фен или машинку для стрижки волос в носу. Мадам Рита бродила именно среди полок с пластиковым говном, я же тем временем ползал по отделу с игрушками, сравнивая цены на авиамодели от «Звезды» с интернет-магазинами. Долго думал, купить или нет нововский репак «Кёртисса» в зимнем камо с номером 58, или нет, и в итоге так и не купил. Забегая вперёд скажу, что я до сих пор его не купил, соблазнившись два года спустя на «академовский», ну и как вы уже догадались, он так и лежит у меня в шкафу несобранный… -Я всё, - раздался голос из-за спины. Маргарита уже нагрузила малопонятных нам мужчинам штучек в корзину и насупившись смотрела на полки с машинками. -Пошли, - я был налегке, соблазнившись только двумя бутылками чешского пива и диском группы Animals. Следующие 10 минут я стоял в очереди, вдыхая аромат ритиных волос. Надо сказать, что находиться в таком положении было весьма приятно, так как можно было в деталях рассмотреть неокрашенные корни волос, женскую шейку, покрытую гусиной кожей, и родинку, и прорастающие волосы. При удачном стечении обстоятельств можно даже увидеть маечку или ещё что-нибудь из разряда не совсем интимного, или какой-нибудь страшный прыщик. -А ты знаешь, что здесь есть пневмопочта?, - решил поумничать я. Она повернула голову, вопросительно уставившись на меня парой чёрных глаз. -Вот посмотри: наверху проходят пластиковые трубы, а по ним посылают капсулы с деньгами, которые летят прямо на кассу, где можно увидеть конец такой трубы с дверкой. -Понятно, - как всегда односложно ответила Рита. -Это же круто! Просто киберпанк какой-то!.., - продолжил я, но эта тема ей была, увы, неинтересна. А мне она нравилась. В принципе мне как большому ребёнку пневмопочта это единственное, что нравится в магазине ОКей. …Ещё отъезжая от «Норда» я почувствовал какое-то нездоровое амбре в салоне автомобиля, и со временем оно только усилилось. В машине явственно ощущался запах портянок, и я никак не мог понять, что же всё-таки воняет: или это испортился очередной ритин завтрак, или это пахнет прелыми женскими ножками. Нет-нет такие прекрасные ножки просто не могут так вонять! Что-же это такое? Я уже потянулся, чтобы загрузить свежекупленный диск Animals в магнитолу, как меня вдруг озарило. Рыба! - Рита, ты… Купила рыбу? -Ой, я и забыла! А ты как мой кот учуял наверно, - с чрезмерным энтузиазмом в голосе ответила она. -Вот! Купила на улице у «Норда»! , - Она радостно продемонстрировала пакетик, и я уже сквозь целлофан почувствовал невероятное амбре. Тем временем две прекрасные ручки уже шуршали, разворачивая пластиковую плёнку на упаковке с химическим оружием, а я даже не смел им это запретить (а вдруг обидится!). -Это!... Свежевяленая камбала!, - продолжил радостный голос, и из пакета была извлечена плоская воняющая тушка. - Я купила подарок тебе… к пиву… В благодарность за поездку… А, ну так вот оно что - это она таким бодрым голосом рекламирует свой подарок! Лучше-б пузырь купила! Или сходила со мной на свидание. Но эти меркантильные мыслишки, разумеется, не были озвучены вслух. - О, это чудесно! – ответил я, прослезившись от запаха. Надо сказать, что тут Рита сделала две ошибки. Во-первых, камбала не может быть СВЕЖЕвяленой. Вяленая, это значит, что она провисела солёная пару недель в каком-нибудь сушильном цеху, и за это время её порядком засрали мухи. Во-вторых, я не люблю пить пиво с рыбой. Особенно дорогущее чешское барное. Но разумеется я сердечно поблагодарил Риту за заботу, пообещав засушить на память об этом подарке рыбий хвостик в талмуде под названием «Все самолёты Поликарпова», чего, она, впрочем, не оценила… Луиджи ещё долго фыркал от жуткого запаха, и я буквально ощущал чёрную ауру его недовольства в тесном салоне, но тем не менее до дома доехали мы без приключений, и даже послушали Animals, что было ошибкой: кроме «Дома восходящего солнца» девушкам там слушать нечего, а вот любителям блюза типа меня это может и понравится. -Ну… Пока…, - сказала Марго, когда я помог ей выгрузить вещи из машины. Неужели даже не предложит зайти в гости? Или встретиться ещё? Или пообещать позвонить? Но стройная ритина фигурка уже скрылась в подъезде, а я почему-то ощутил себя отработанным материалом, или сброшенным подфюзеляжным бензобаком или использованным презервативом. Свозил за покупками и всё! Вернувшись домой я весь вечер пил пиво и бешено шпаклевал и шкурил амоделовский «Як»…
Изменено: Кристо - 11.01.2016 07:54:56
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Вау !
Добро пожаловать в Песочный клуб !
 
Великолепно! 8D
 
:D
Изменено: SAURON - 10.01.2016 20:49:46
 
Жизнь- боль :D :D :D :D :D
 
Будет продолжение. Если вдохновение не иссякнет.
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Глава 3. Полёт по сетям интернета. Ещё на прошлой неделе я подумал, что пора-бы мне, наконец, покрасить амоделовский «Як» [Амодел – украинская фирма по производству авиамоделей. прим. автора], и как раз наносил на него зимний камуфляж, когда зазвонил телефон. В другое время я бы не стал в такой ответственный момент брать трубку, но зазвучала роллингстоуновская «Miss You», и аэрограф задрожал в моей руке: такая мелодия звонка была только у одного абонента. -Алло. -Привет. -Привет. Рад тебя слышать. -А?. Угу. Как… Дела? Девушка на том конце провода была мягко говоря не самой разговорчивой. Хотя словосочетание «конец провода» в такой ситуации весьма относительно, так как разговаривали мы посредством мобильной сети. Сообщив, что дела у меня идут лучше некуда, я поинтересовался, как они обстоят у Риты, и узнал, что у неё они шли не очень… -Ты… Не мог бы мне помочь? О, да, что угодно, детка! – пронеслось в моём мозгу. Рита продолжала. – У меня что-то с компьютером и не работает интернет, а мне как-бы срочно… -Иии… В чём я тебе должен помочь? -Ну… Можно воспользоваться твоим интернетом? -Да, пожалуйста. Тебе когда? -Я зайду через полчаса. Хорошо? -Давай! Оглядевшись по сторонам, я понял, что это катастрофа. Нет, комнату, где принимались гости прибрать я ещё мог успеть, но во второй, где создавались мои так сказать авиашедевры, был дикий срач. Ну ничего, сюда я просто закрою дверь. Так, что ещё? А если я предложу ей чай? Я поскакал на кухню. Немытая посуда, грязная плита и грязный стол. Везде срач, срач, срач!... Схватив бутылку с каким-то туалетным гусёнком, я начал щедро поливать её содержимым плиту. Нет! Это же не для плит! Или сойдёт?! Да и хрен с ним! А если я предложу ей чай, а она захочет помыть руки? Ванну тоже надо как следует полить! А если я предложу ей чай, а она после него захочет?... Чёрт! Туалет!! Унитаз тоже надо как следует полить! Крышка унитаза и сиденье были в отвратительных жёлтых пятнах. И кто, кто, интересно, всё это сделал? Главное, чтоб эта жидкость не кончилась! В ноздри шибанул запах хлорки, и какого-то ядерного дуста. Порядок: реакция пошла! В этот момент мне вспомнился мой приятель Петя, который жил холостяком, и так как был страшным лентяем, то ванна у него была грязно-тёмно-жёлтая, а унитаз был не просто жёлтый: а ещё и пыльный, причём пыль на нём скопилась за несколько лет, и постепенно налипая уже начала превращаться в шерсть. Помнится как-то раз у него в гостях избавляясь от выпитого пива я с трудом сдерживал рвотные позывы. Это был чудовищный туалет, сравнимый разве что с вокзальными. Да и то не со всеми. Ну а Петя в свою очередь, скоро станет владельцем единственного в мире шерстяного унитаза, если, конечно, раньше не поменяет своё мировоззрение, став чистюлей, или не обзаведётся женою. Но мой туалет по сравнению с тем был ещё хоть куда, однако девушка могла сделать неправильные выводы, увидев все эти пятна. Например, подумать: «Вот зассыха! Никогда не приглашу его в гости!» Итак, облив всё химией я кинулся в комнату, где собрал валяющиеся книжки, бумажки и другой хлам и закинул всё это дело в другую комнату, закрыв туда дверь. Блиин! А ноутбук-то там! Что делать?? До прихода Риты оставалось 27 минут. С…аааа! Я буквально разрывался, не зная, в какой угол квартиры метнуться. - Так!! Посуду! Нет, унитаз! Нет, сначала интернет! – Я вытащил из второй комнаты ноут, затем путаясь в проводах попытался перенести ADSL-модем, но это не удалось. В итоге я выдернул из него штекеры, перетащил модем, затем вытащил из комнаты провода. О, как хорошо, что мне было лень приколачивать их к плинтусу! Лень не только двигатель прогресса, но и помощник в любви! Бросив всё так, я понёсся на кухню, но по пути завернул в туалет. Оставалось 24 минуты. За две минуты я отдраил ёршиком унитаз, затем быстро-быстро протёр ванную, злобно косясь на разросшийся чёрный грибок на стыках кафельных плиток – на сбор грибов в ванной времени у меня не было совсем. На это ушло ещё минут пять. На кухне я на ходу смахнул крошки со стола, затем не глядя выбросил недоеденный хлеб, какие-то печенюшки, засохшую жопку от лимона и начал остервенело тереть плиту. У меня было ещё 16 минут. Примерно за три минуты была оттёрта основная грязь с плиты, и настал черёд посуды. Надо было торопиться, ибо время истекало, и оставалось где-то 12-13 минут. За 5 минут до прихода моей гостьи я снова забежал в комнату, и, выудив носки из под дивана закинул их в ванную. В принципе, девушки, как известно, любят опаздывать, так что я ещё успею пропылесосить… И тут звонок! Блин, ну почему она не такая как все нормальные девушки! Я открыл дверь: Рита как всегда было обворожительна, несмотря на то, что косметики на ней не наблюдалось. Она проплыла мимо меня в коридор, я вдохнул аромат её духов, но почему-то он мне не понравился. От неё пахло затхлостью и портянками. Нет! Она пахла… котиком! И, конечно, не милым пушистым котиком с Ютуба или настенного календаря, а, пардон, кошачьим туалетом. Или мне показалось? - Вот, проходи в комнату. У меня не прибрано, так как я не ждал прихода гостей. -Всё нормально. – обычным безэмоциональным тоном произнесла Рита. -А это вот… Моё хобби! – бодренько прокомментировал я содержимое шкафа с моделями, сопроводив комментарий указующим жестом. - Понятно. А куда мне можно сесть? - Э? А, ну да… - Я посадил её за ноутбук, попутно тяжело вздохнув, так как мои поделки остались без внимания. Хотя… Я всё же отчасти ошибался. - Ты… Уже собрал самолётики, которые купил в Детском мире? – неожиданно поинтересовалась Рита. Ага! Щас! Как я уже заметил, они лежат в шкафу несобранные уже несколько лет. Вот что за детские наивные вопросы любят задавать друзья?! А всё оттого, что все клеили модельки в детстве, и собирали их тяп-ляп за один вечер, не удосуживаясь даже покрасить. Про шпаклёвку щелей и доработку я вообще молчу. И вот, значит, все у меня спрашивают: «А чо так долго? Я ещё весной к тебе заходил, и ты его собирал. Помнишь? И он до сих пор не собранный валяется». Вот как объяснить человеку, что пришлось дорабатывать ниши шасси, и делать тормозные шланги? Друг при этом обязательно спросит «А нахрена игрушечному самолёту тормозные шланги? Я ваще за вечер их клеил. Не, ну не так конечно, и я их не красил. Ну за пять дней максимум можно сделать!». В этом случае можно просто игнорировать такие реплики, ссылаясь на то, что медленно всё делаешь, или пытаться объяснить, что несколько дней может уйти только на наложение нескольких слоёв шпаклёвки. А ещё грунтовка, покраска, сушка… А ещё можно целый вечер пытаться сделать педали в кабину из проволоки, причём в итоге эти педали совсем не будет и видно. И только не спрашивайте меня, зачем игрушечному самолёту педали в кабину, которых не будет видно; я и сам этого не знаю. Ну так вот; я отвлёкся. Мой ответ был таков: «Нет, я даже ещё не начинал. У меня на это уходит от месяца до полугода.» Я ещё что-то пытался рассказать, но Рита, похоже, меня не слушала, нырнув в виртуальную реальность. - Я скачаю тут… Кое-что, ладно? -Да, пожалуйста, у меня безлимитный… Может чаю? Она посмотрела на меня пару секунд глазами-озёрами и задумалась. – Позже. -Угу. Я сидел на диване, смотрел на красивую девушку за ноутбуком и мечтал сфотографировать её хотя-бы на телефон, чтобы потом смотреть на фотки вечерами. Но сделать снимки незаметно не получится, а приставать с такой странной просьбой я не решился. -А куда скачивать файлы? – Донеслось из-за ноутбука. - В папку Downloads. Я вскочил с дивана, подошёл сзади из-за плеча, и положил руку на мышку. Волосы Риты восхитительно пахли шампунем, но от воротника блузки всё-же исходил неприятный аромат. Что за хрень? Откуда это у неё? Она что не любит мыться? Или носит эту блузку второй месяц? Внезапно запах женских одёжек перестал меня волновать. -Твою мать! У меня в этой папке накачана куча всякого говна, включая… - пронеслось в моей голове. Как думаете, что я мог накачать туда такого, что нельзя показывать ни одному нормальному человеку? Порно? Гей-порно? Немыслимые секс-извращения? Книжки про авиацию? Не-ет, я скачал туда хентай (японские эротические мультики). Точнее они не столько эротические сколько опять же извращенческие, так как японцы знатные придумщики, и некоторые сюжеты в них рассчитаны на абсолютно спятивших. Ох, только бы она не увидела «Секрет заднего выхода», или что-нибудь похуже, например… -«Анальное убежище» – мрачно произнесла Рита. -Чёрт! - Марго кашлянула и покраснела. – Это что? То, о чём я думаю? Вот блин, как будто ты сама не знаешь что это? И о чём же ты, интересно думаешь?! В данной ситуации мне оставалось только идти в атаку. -Это хентай! Японское анимационное эротическое искусство! – Гордо ответил я. -Искусство? А это не?... -Нет! Это не! Вот, смотри! -Может не надо? А то у меня мнение о тебе совсем испортится! Я всё поняла! -Нет-нет, вот взгляни, чтобы ты не сомневалась, что я тут не порнушку дома смотрю. Вот девушки с красивыми круглыми глазами. Чудненько, правда? – Я перемотал вперёд. – Тут у них любовь… - Я ещё перемотал. – Тут опять любовь... А! Вот! Все запретные места зацензурированы пикселями, так что ничего не видно! -Ну… Кое-что всё же видно… -А я вот не приглядываюсь и не вижу. -Я тоже не приглядываюсь! – Цвет лица Риты сменился с розового на красный! И вообще мне всё равно, что ты там смотришь! Моя рука двигала курсор и прокручивала сцены, на которых были арбузообразные сиськи и круглые жопки. Наверно нет ничего хуже, когда девушка находит у тебя на компе порнушку. Единственным выходом из этой весьма непростой ситуации для меня была попытка убедить, что хентай это искусство. -Понятно. А это что? Секс с осьминогом? Он залез ей туда?! Ты что, изращенец?? -Да нет, это фэнтези… И там просто… Щупальца! – слова давались мне с трудом, а рука, лежащая на мышке предательски задрожала. Я занервничал. Рита теперь с трудом сдерживала смех. – А скажи пожалуйста, «Губка Боб» или «Дюймовочка» тебя не возбуждают? А может быть Чип и Дейл? Помнишь там была такая мышка в синем костюмчике?... -А с ччего?... Ты взяла, что меня это возбуждает? – теперь уши горели у меня. -Ну-у я не знаю. Даже боюсь представить, чем ты занимаешься, просматривая эти мультики. Нет, ну вот совсем необязательно было унижать меня в своём собственном доме! Я весь красный плюхнулся на диван как Фоккер Рихтхоффена на австралийские окопы; давно мне не было так стыдно. [Манфред фон Рихтхоффен – немецкий ас первой мировой. Летал на красном Фоккере. Был сбит над австралийскими позициями. Прим. авт.] -Ты всё-таки извращенец – таков был Ритин вердикт. Лучше-бы я застрелился; наверняка после этого она будет меня либо бояться, либо стесняться, либо просто брезговать. Подобные ситуации можно встретить в среднесортных американских комедиях, где один из членов семьи неожиданно приходит домой, и обнаруживает другого за каким-нибудь непотребством. Но я-то смотрел это исключительно из-за любви к японской анимации, хотя сексуальная часть меня, конечно, тоже интересовала. Ну вот почему-бы не обратить внимание, что на жёстком диске есть такие шедевры, как «Унесённые призраками», или «Мой сосед Тоторо»? Если прибегнуть к теории Фрейда, то что можно сказать о человеке, увидевшем среди множества файлов «Анальное убежище?». Что она озабоченная? Причём не кройкой и шитьём. Надо сегодня же удалить всю эту хрень с ноута и прибраться, наконец, в квартире. Хотя, наверно уже поздно: Рита вряд-ли когда-нибудь ко мне ещё придёт. Вот так рушатся мечты… Но нет, пока рано сдаваться, это был нокдаун, а не нокаут; пора приходить в себя. -Может чаю или кофе? – робко поинтересовался я. -Нет, спасибо. Я теперь буду бояться пить у тебя кофе… -С чего бы это? Боишься, что я подсыплю туда клофелина? -Заметь, что не я это озвучила. – Нанеся мне ещё один ошеломляющий удар, Маргарита снова увлечённо погрузилась в виртуальное пространство, а я всё-таки пошёл на кухню греть чайник. Следующие полчаса мы молчали. Девушка, которая мне отчаянно нравилась, щёлкала мышкой, и изредка клацала по клавиатуре, иногда украдкой бросая на меня взгляды из под давно не стриженой чёлки. Но расшифровать их смысл у меня пока не получалось. Наконец, она закончила и встала из-за стола. – Спасибо! С меня шоколадка! -Да не, не надо. В общем, пожалуйста, заходите ещё - Меланхолично ответил я. Ну… Может чаю или кофе? – В моём голосе звучала надежда наверно напополам с мольбой. Рита зависла. Распивать со мной чаи ей видимо не особо хотелось, но в данном случае отказ мог обидеть хозяина (то есть меня), и через несколько секунд совещания мозговых клеток внутри её очаровательной головки, был, наконец, получен положительный ответ. И вот двое сидят друг напротив друга на грязноватой кухне, где неплохо-бы сделать ремонт: она смотрит себе в чашку; он смотрит на неё… К сожалению, разговор за чашкой чая у нас не клеился. Только сейчас было мною замечено, что ритины руки были в царапинах, (что подтверждало версию о кошке), а сквозь облегающую блузку можно было разглядеть размер… Ну вы поняли… К сожалению, этот размер был близок к нулевому, но я как-то не зацикливаюсь на таком, и худенькие девушки мне нравятся гораздо больше, чем толстопопые и пышногрудые. А эта девчонка была действительно анорексична как спортивный самолётик. Да, всё-таки её лучше сравнивать с поликарповским И-17ым, или… Какой самолёт у нас прозвали «Худой?». Нет, «девушка-мессершмитт» звучит как-то не очень симпатично. В этом случае она должна быть хотя-бы спортсменкой. -Не смотри на меня так… Плотоядно. – вдруг вымолвила она. Хоспади, где-ж ты таких выражений-то понабралась?! Небось в книжках! -Хм… Хорошо…Кстати, а что ты сейчас читаешь? -Пытаюсь осилить Кафку. -Ну и как? -Тебе ещё рано! -Ну ты прям меня обижаешь!, - завёлся я – Между прочим, мною недавно был прочитан весь Ремарк! Надо заметить, что я отчаянно блефовал, так как прочитал из Ремарка всего две книги. - Извини, но глядя на твою книжную полку я сделала вывод, что ты предпочитаешь книги про авиацию и фантастику. -Ну да, мне нравится американская фантастика. Например, Гаррисон. -А я больше люблю Пола Андерсона. Гаррисон чересчур зубодробителен. -Ну да, мне из Андерсона понравились серия про колдунов и кота Свертальфа. – я пытался вытащить из глубин памяти название книги, но это было так давно… -«Операция Луна» и «Операция Хаос» - поправила меня собеседница. -А? Ну да… А ещё я люблю Стругацких! -И что же больше всего? -«Понедельник начинается в субботу» конечно же! Да, Стругацких я читал с удовольствием, хотя что-то давно уже подзабросил фантастику, но кое-какие образы всё же всплывали. Например, «Пикник на обочине». Я уже начал вспоминать сюжет их фантастических романов, чтобы как-то поддержать разговор, но мои мысли внезапно оборвались… -Ну, мне пора – кажется с некоторым облегчением произнесла любительница Кафки, вставая из-за стола. Уже в коридоре она вдруг опять на секунду подзависла. - Ой, я флэшку забыла! Рита прошествовала в комнату, выдернула флэшку из ноутбука и уже направилась к дверям, как вдруг остановилась у книжного шкафа - О, новый роман Пелевина! Дашь почитать? Аллилуйя!! Ну хоть что-то во мне её заинтересовало! А ещё было бы лучше вот как: «О, это новая модель Звезды! Дашь собрать?» Но книжки это тоже неплохо. Здесь следует заметить, что основная часть шкафа была отведена для моих авиамоделей, а книги занимали места, так сказать, на периферии, но авиационная часть экспозиции была Маргаритой вновь проигнорирована. Однако, всё равно моё сердце радостно забилось: ведь мы должны будет ещё обязательно встретиться, чтобы она вернула мне книгу, и может быть я тоже «стрельну» у неё чего-нибудь почитать, и как говорят классики «Луи, думаю, что это начало прекрасной дружбы». [финальная фраза из фильма «Касабланка» 1946г. прим. автора) Разумеется, пелевинский роман был тут же радостно и торжественно вручен милой барышне. - И как? Интересно? – спросила она, перелистнув обложку. -Ну это про любовь двух молодых вампиров [имеется в виду роман «Empire V» Прим. авт.]. В целом симпатично, хотя, конечно, много малопонятной философии. .. -Про вампиров? Интересненько… Сон чудесный снится миру, бледных улиц не узнать… - продекламировала Рита, захлопнув книгу -Чаво? -Да так, ерунда. Ну… Так я возьму? – переспросила она ещё раз, вопросительно взглянув на меня. -Да, пожалуйста! Может что-нибудь ещё? -А что ещё есть? – при этом на фригидном бледном личике я вдруг увидел признак заинтересованности, а чтобы эту самую заинтересованность приготовить, нужно было 70% ритиного любопытства, смешать с 20% раствором удивления и 10% восторга. Ну, в общем, совсем как краски «Тамия», чтобы получить, скажем, цвет АМТ-4. [имеется в виду зелёный «защитный» цвет, получаемый при смешивании нескольких других цветов. прим. автора] -Ну есть ещё, например, «Неизвестный Лавочкин». -Это про что? Детектив? -Нет, это про авиаконструктора. -Отказать. – тихо, но достаточно утвердительно произнесла Рита. Вот, блин тоже, королева Марго! И где она понабралась таких выражений?! – подумал я, но разумеется вслух озвучил совсем другое: «Может Мураками, Сэлинджер, Вонегут, Толкин?» -Читала. – прошептала она в ответ – У тебя… Хороший вкус… Моё настроение мгновенно улучшилось. -Ладно, больше ничего не надо. Я… позвоню как дочитаю. – общение моей собеседнице явно давалось с большим трудом. Она спешно проскользнула в коридор и стала одевать туфли. Я же тем временем набрался смелости и рискнул задать давно мучивший меня вопрос. Вы таки думаете, что я пригласил её в кино? Нет, до этого наши отношения, как мне казалось, были ещё далеки. -Рита… Хм… А… У тебя живёт кот? – после череды междометий вопрос, наконец, был вытолкнут усилием воли из моего рта. Теперь настал её черёд краснеть. -Кот. От меня воняет, да? Извини. Мама говорила, чтоб я так не ходила… -Нет, нет, что ты, совсем не воняет! -Тогда как ты догадался? Пара красивых глаз вдруг начала буравить меня взглядом, стремясь проникнуть в мои мысли. -Ну мне показалось, что немножко пахнет… Котиками. – оправдывался я, изображая на лице детскую невинность. -Понятно. Мой кот очень любит метить углы, и если шкаф не закрыть, то он может залезть туда…Ну… Хоспади, он что, её пометил, как свою собственность? Может он возомнил, что Рита его любимая девушка? Интересно с чего он так решил? Наверно его слишком часто поят валерьяночкой и тискают под одеялом, гладят пушистый животик или чего-нибудь там ещё. Когда Рита ушла, я целый час ходил по комнате, и никак не мог понять, сблизились-ли мы с Маргаритой или нет. Сил на покраску модели совсем не осталось, но продолжать было надо…
Изменено: Кристо - 08.07.2017 18:50:25
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Прелестно 8D . На сей раз извещение о новой главе на почту не пришло . Искал фотографии Мартинсайдов и зашёл сюда . Считаю , вместо чая нужен был алкоголь .
Изменено: Rata - 22.02.2016 22:15:19
Добро пожаловать в Песочный клуб !
 
Благодарю. Наверно.
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
drink Наверняка.
Добро пожаловать в Песочный клуб !
 
Будет ли продолжение?
Добро пожаловать в Песочный клуб !
 
Да, конечно.
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Жду .
Добро пожаловать в Песочный клуб !
 
Глава 4. Полёт по ванной комнате. …Да ты чо?! Я в бабах разбираюсь! Ты знаешь скока у меня их было?! -Ну и скока?! -Четыре!! Присутствующие дружно заржали… Вся эта история начиналась очень удачно, развивалась тоже неплохо – я был как никогда на высоте, и лишь только как говорил вологодский классик «дурь заповедная» не позволила мне развить свои отношения с Ритой в нечто больше, чем дружба. В итоге мы оказались отброшены друг от друга назад – весьма далеко, и весьма на неопределённый срок, если не совсем бессрочно. …Недалеко от места моей работы там где заканчивалась промзона и начинались грязные облупленные пятиэтажки был магазин «Незабудка», возле которого после смены в пятницу собирались работяги. В алкогольном отделе покупались наполненные прозрачной жидкостью стеклянные пузыри, или разноцветные алюминевые банки, и тут же за углом, а иногда и недалеко от входа начиналась непринуждённая душевная попойка. Участки и бригады обычно стояли кружками, и обсуждали важнейшие с их точки зрения производственные вопросы. Руководству предприятия и цехов такое положение дел, конечно, не нравилось, так как оно желало, чтобы подобные собрания проводились в кабинетах, или в профкоме, вследствие чего начальники то грозились закрыть магазин «Незабудка», то вызывать наряды милиции для разгона «совещаний», но всё равно годами здесь ничего не менялось, и сборища у магазина проводились регулярно. Помню, как я был рад, когда мужики пригласили меня первый раз на такой раут: наконец-то мне удалось влиться в коллектив, и час на распития напитков стоя у крыльца, пролетел незаметно. Мы тогда пили водку, тут же запивая её лимонадом «Колокольчик» из большой баклашки, и на январском морозе совсем от этого не пьянели. Ну а сегодня мы отмечали «колёса» (то есть провожали в отпуск одного из членов коллектива), и в момент спора о том, кто из присутствующих лучше разбирается в женщинах, в моём кармане зазвучало «Miss You!» -Привет, я к тебе по делу. Ты можешь говорить? О, да, конечно! С тобой я могу говорить когда угодно и сколько угодно!, - тут же пронеслось в моей голове. -Да, могу. -Чем занимаешься? -Э? Я… На совещании. А что я мог ещё ответить?? Что пью водку «Пять озёр» с мужиками в подворотне? Тем более, что мы решали и производственные вопросы в том числе. -Я тебя не отвлекаю? -Да нет, говори… «Совещание» затихло: жизненно важные вопросы кончились, и шесть пар глаз внимательно смотрели на меня, наверняка слыша женский голос в трубке. -У меня продолжаются проблемы с компьютером; интернета нет, а программа зависает… -Какая программа? -Ну… Эээ. Виндоус. Ах, вон оно что, на том конце трубки классический ламер! -Понятно. Ну надо смотреть… -А… Ты не мог-бы посмотреть? -В смысле как? -Ну… Зайти… Бинго! Мой мир заботится обо мне! Главное сейчас не выдать радость голосом. - Ну, хорошо. Когда? – произнёс я как можно более флегматичнее. -А когда тебе удобно? -В принципе я могу завтра. А сердце уже прыгало от радости и переизбытка адреналина. - Хорошо, я… Буду ждать… А во сколько? -Ну давай часиков в двенадцать, - ответил я деловым тоном менеджера. -Дня? -?? -Двенадцать дня?, - неуверенно произнесла Рита. Хоспади, Рита ну ты и тормоз! Ну конечно же! -Ну конечно же. -Тогда… До завтра… Ну давай, до зав…, - Я не успел договорить, так как Рита уже положила трубку. Хотя словосочетание «положила трубку» в данном контексте не совсем уместно, так как разговаривали мы посредством мобильных телефонов. - Ну, давай рассказывай, чё там у тебя свидание наклёвывается? – поинтересовался Михалыч, сняв кепку и почёсывая макушку скрытую под пышной шевелюрой. Михалыч был моим начальником. Начальником надо сказать нормальным, начинавшим давным- давно с самых низов, но разные выскочки всё время обходили его, выбиваясь в высокостоящее руководство, а он так и оставался зависшим между средним и высшим звеном. Посещал подобные сборища он нечасто, но сегодня сделал исключение, и я сказал пару слов о том, что девушка ведёт себя как бревно, причём не в постели, а ещё на стадии знакомства. После чего другой важный член коллектива известный под именем Сирожа продолжил пошлейший свой рассказ о четырёх бабах которые у него были, и о том кто из них был бревном, а кто нет. Но об этом лучше как-нибудь в другой раз. Пока же надо было срочно закругляться, чтобы завтра не дышать перегаром на симпатичную девушку в гостях, и побыстрее соображать. Я взглянул на часы – автобус будет минут через пятнадцать, значит надо выпить грамм 50 - не больше, и незаметно сдриснуть, а то эта компания потом купит ещё пузырь, после чего не дай Бог потащится в кабак… В итоге наскоро попрощавшись я вприпрыжку поскакал на остановку, попутно планируя свой вечер: записывая в голове что нужно не завтра забыть сделать, что нужно завтра не забыть взять, и таки что нужно не забыть завтра одеть. Остаток дня я пронервничал, и меня судорожно потряхивало как пассажирский Боинг в зоне турбулентности при одной мысли о том, что мне предстоит пойти в гости к Маргарите, поразить её, к примеру, своим остроумием, или чем-нибудь ещё, а главное – починить компьютер. И вот суббота. Помывшись, побрившись, надушившись, надев немятую рубашку, нацепив на руку мой поддельный Tissot китайского разлива, взяв флэшку и диски, я пошёл в гости. Машину решил не брать, втайне надеясь, что может мне предложат выпить, обмыв починку компа, и может быть этот день закончится чем-нибудь хорошим. Например, романтическим вечером в пивнушке. В подъезде, где жила девушка, которая мне отчаянно нравилась, так же отчаянно и пронзительно воняло канализацией, куревом и жареной рыбой. «В твоём парадном темно, резкий запах привычно бьёт в нос…» - вдруг всплыли в голове слова грустной песни. Несмотря на отсутствие света, днём на стенах были хорошо видны различные, так сказать, письмена, и должен заметить, что иногда по такой наскальной живописи методом дедукции можно много узнать о молодёжи, живущей в этом подъезде, или о благополучии его жителей. В данном случае молодёжи было много, а благополучия наоборот не хватало, так как ремонт здесь не делался давно, а надписей начертано предостаточно. К слову, ещё иногда на стенах можно прочесть что-нибудь любопытное про жильцов, живущих здесь, вот например… Нет, это не то… В итоге я так ничего интересного не нашёл, кроме затёртой надписи «Рита соска». Хм… Интересное мнение… Надеюсь что это неправда. Ну а у заветной двери с номером 24 было довольно крупно и незатейливо начертано «Смерть фрицам!», и почему-то пририсована свастика. Увидев в этом обычное подростковое хулиганство, я выдохнул, проверил чистые-ли у меня ботинки, хорошо-ли от меня пахнет, и позвонил в дверь. Сердце при этом просто выпрыгивало из рубашки. И чего я так нервничаю? Щёлкнул замок и дверь открылась. Рита как всегда была очаровательна даже в домашнем. Она была в чёрных бриджах до колен и клетчатой рубашке. Макияж при этом полностью отсутствовал. «Значит, не готовилась к моему приходу, из чего следует, что относится ко мне как к другу» - вздохнул я и перешагнул порог квартиры В ноздри сразу же начал пробираться стойкий кошачий запах. Хозяин запаха – немного лохматый чёрный с белыми лапами кот тем временем выглядывал между ног хозяйки, и, судя по его нахмуренному взгляду, я ему не очень-то нравился. -Проходи, - сказала Рита, глядя куда-то вниз на мои туфли. Я тем временем оценил жилище: «квартира-двушка сорок четыре квадрата с раздельными ходами». Чистая, но ремонт не делался давно. Обои кое-где ободраны котом, углы и укромные места вероятно обоссаны им же, но запах не сильный, так как последствия его хулиганств вовремя ликвидируются. На косяке между коридором и комнатой ностальгически щемящие зарубки с отметками роста. Угадайте чьи? Эх, разглядеть-бы их поближе! Но сегодня, конечно, главным блюдом будет Ритина комната, и может быть, если повезёт, я успею прочитать её журнал посещённых страниц в Internet Explorer! Я предвкушал этот момент ещё со вчерашнего вечера, и надеялся, что узнаю обо всех тайнах и увлечениях моей прекрасной дамы! Впрочем, насчёт «моей» я преувеличил… А вот и комната: спёртый воздух, темновато, простовато, тесновато: письменный стол с компом, книжные полки, диван-кровать – всё как и у меня в детстве. Впрочем, не всё – на полу ещё стояла швейная машинка, накрытая тканью, а на стене на гвоздике висело что-то ещё недошитое из синего шёлка. Наверно какое-нибудь платье или что-то вроде того… -Вот посмотри. – всё время какие-то траблы то с Виндоусом то с интернетом, а вчера вообще нормально не загружался…, - начала свой рассказ хозяйка комнаты. Понятно: небось вирусов полно, - подумал я, и сразу же полез в автозагрузку… Итак: сегодня на повестке дня было хоть костьми лечь, но не обосраться перед Ритой, ибо тогда у нас в провинции компы были хоть и распространены, но специалистов среди пользователей было немного. Такие привычные нам сейчас вещи как высокоскоростной безлимитный Интернет тогда только приживались, а скорость была где-то 50-100кб/с, что уже было чудом, так как перед этим я вообще несколько просидел на диалап-модемах, вечерами прослушивая писк и скрежет своего «шпротстера», выжимая из интернета музыку по капле примерно по 10 мегабайт в… час. И вот теперь целыми днями и ночами качал и качал на какой-то немыслимо мелкой скорости, но уже безлимитно концерты и бутлеги с торрентов и блогспотов, всё глубже зарываясь в музыкальный гаражный андерграунд. Впрочем, я отвлёкся… Время шло, я вычистил систему от вирусов, перенастроил модем, грохнул просроченный антивирус, и поставил новый с (конечно же!) стыренной лицензией до 2020 года. Хе-хе, ну а что делать, коли её стоимость у нас как месячная зарплата доярки. Судя по доносящимся издали звукам, моя любовь копошилась где-то на кухне, а вот кот пришёл помогать устанавливать программное обеспечение, запрыгнув на стол и обнюхивая монитор. -Ну чё, давай знакомиться, - но кот не ответил. - Как думаешь, светит-ли мне что-нибудь с твоей хозяйкой? – заговорщицки пробормотал я, нажав на Enter, но мохнатый обладатель пышных усов только тряхнул головой, задрал лапу и деловито начал вылизывать себя под хвостом. -Придурок, – процедил я сквозь зубы, и вновь углубился в изучение драйверов модема. Закончив свои дела и не найдя, ничего интересного кот перебазировался на диван с интересом изучая установку программного обеспечения, и поглядывая на меня с явным недоверием. -Небось ревнуешь? Ревнуй, ревнуй. Вот пересплю с твоей хозяйкой прям у тебя на глазах, и покажу, кто здесь хозяин! – примерно такие мысли роились в моей голове, и я злодейски мерзотно похихикивал. И вот браузер показал столь желанную страницу Яндекса, и напряжение, копившееся вторые сутки в моём теле, наконец-то спало. Так, теперь надо залезть в настройки и посмотреть посещённые страницы. Ничего интересного, я впрочем, не нашёл: мода, погода, женский форум о шитье; даже в соцсетях Риты не было. Хотя кое-что интересное всё же было найдено – пара скачанных книжек Диккенса и каких-то других неизвестных авторов. Но такое чтиво для меня было настолько скучно, что я сейчас решил не заострять на нём внимание. То, что хозяйка этого компа любила чтение, и так было известно, и заполненные книжками полки были тому подтверждением. «Надо бы попросить что-нибудь почитать, заодно будет повод ещё раз встретиться с Ритой» - выдал очередную гениальную идею мой мозг. «Эх, увидеть бы пару ссылочек на сайты голыми девками, или её страницу в ЖЖ, или фотки в купальнике!», - но ничего такого на жёстком диске не было. Даже папка «Мои Документы» была почти пуста. Тем временем обладательница толькочтоотремонтированного компьютера неслышно проскользила в комнату, и села на диван. Теперь, когда за моими действиями наблюдали четыре глаза, и о поиске скрытых папок с порнушкой не могло быть и речи. В общем, косметический ремонт системы был уже закончен, но так не хотелось уходить, что я запустил свежеустановленный антивирус, и с интонацией знатока произнёс «Ну в принципе почти всё, неплохо бы переустановить систему, но это займёт пару-тройку часов, так что может быть в другой раз?... На следующей неделе?» Это был ещё один повод зайти в гости, а учитывая, что девушкам невдомёк, что Windows XP устанавливается за 35 минут, то можно потянуть время. Хотя… Если инсталлировать кучу нужных и не очень нужных программ и антивирус, а потом настраивать модем, то часа два-три повозиться может и придётся. Рита тем временем опять зависла как браузер на порносайте, и видимо раздумывала, как ей поступить, и чем расплачиваться: не деньгами или натурой же. В итоге так ничего вразумительного не придумав, предложила: «Чай будешь?». -Давай!. А у тебя какой? -Н-ннезнаю… Принцесса Нури наверно… Но есть зелёный! С мятой… В пакетиках! -Тогда зелёный! -Пошли на кухню. Руки можешь помыть в ванной. Ванная комната была давно не ремонтированная, с советским кафелем, стиральной машинкой и крашенным ужасной коричневой краской полом. Руки были уже вымыты, когда моё внимание привлекло нечто, висящее на верёвке над головой. Именно из этого предмета гардероба можно было надёргать тянущихся резиночек или ниточек для расчалок на бипланы. [Для тех кто не знает, расчалки это ниточки на самолётах типа «кукурузников». Авиамоделисты их делают из различных материалов. Например, из спандекса, который я покупал в магазине для рукодельниц во второй главе] Я нежно взял двумя пальцами ткань и начал, так сказать, профессионально анализировать состояние волокна, потихоньку его растягивая. «Нет, пожалуй расчалки со временем провиснут» - выдал вердикт сидевший у меня в голове моделист-критик. «Да и нитки какие-то волосатые. Расчалки будут смотреться не как проволока, а словно канаты». – заключил сидевший там же моделист-скептик. Моделист-естествоиспытатель тем временем решил разглядеть всё это дело получше, и совершенно забыл о безопасности, тем более что от этого всего так сладко пахло дурманящим стиральным порошком, расточавшим романтически-интимные флюиды… «Тебе не стыдно?!» - вдруг услышал я голос за спиной. – «А впрочем, совсем забыла, что ты у нас извращенец!». – продолжил тот же голос. Его обладательница заскочила в ванную, одной рукой вырвала у меня предмет интимного гардероба, а второй вдруг отвесила мне оплеуху. И как это она успела так незаметно прокрасться? Прямо как кошка. Или это я так размечтался, что совсем забыл об осторожности? - Я уже поверила, что ты нормальный, а ты!... Ты!… Стоишь и нюхаешь тут тряпки!! – в прекрасных глазах Маргариты отображалась ярость. -Это… Не то, что ты подумала!! -Даже не знаю, как ты будешь это объяснять!! Хотя мне всё равно! -Я оценивал качество нитей для расчалок на самолётики… Помнишь катушечки в магазине для хобби? Мне нужны тянущиеся нити…, - пытался оправдаться я. - Тебе лучше уйти домой и сегодня же обратиться к психиатру!... -Да говорю же я нормальный! Давай я тебе покажу в интернете!... -Не надо! Мне! Ничего! Ппоказывать! Я уже видела, что там у тебя в интернете! Думаю, что ты дома одеваешь нечто подобное на себя и… И… Получаешь удовольствие! На самом деле то, что я пытался объяснить была сущая правда: как я уже объяснял, в моделях бипланов применяются различные мононити или леска. И ни в коем случае не обычная швейная нить, так как она ворсистая, а на маленькой модельке будет смотреться как канат. Цвет моего лица наверно менялся с розового на пунцовый, а с пунцового на багровый. В такой ситуации действительно лучше всего было свалить домой, написать прощальное письмо и застрелиться из аэрографа. А на письмо поставить модель У-2 с расчалками между крыльев и подписью «А я же говорил, а мне не верили!». На могильном обелиске будет изображена гравюра с улетающим вдаль истребителем. А на… Что вообще за хрень мне лезет сейчас в голову?... Оболганному и униженному мне оставалось только отправиться в коридор, где понимая, что всё кончено, я надел левую туфлю, а вот с правой возникли проблемы: нога вляпалась, или скорее проскользила в какую-то жидкость. -Что за дерьмо?, - я выдернул ногу. Носок был мокрый, а характерный запах свидетельствовал о том, что мне… Нассали в ботинок! -Похоже твой кот отличился! - Не может быть, он же не такой извращенец как ты, - пробурчала Рита с недоверием. -Вот посмотри, - жалобно ответил я, и посмотрел на хозяйку кота грустными глазами. «Опять нассал! Блэк, я тебя щас убью!» - завопила она. Зассанец-обладатель красивой клички тем временем видимо где-то прятался. Повисло напряжённое молчание. Видимо совесть не позволяла девушке моей мечты выставить меня за дверь с мокрой ногой в обоссанном ботинке, и наконец, смущаясь, произнесла обнадёживающий меня приговор: «Давай…просу…шись…» -?! - Снимай носки и давай ботинок! – вдруг оживилась она. - Сейчас напихаю туда газеты, бумага впитает влагу, а носки я постираю!, - Рита раздражённо выхватила ботинок и исчезла в дверях комнаты. Наверно рвать и пихать в него газеты. Доверять стирку грязного носка милой хрупкой девушке совесть мне не позволила, и проскользнув в ванную комнату сунул я его под струю воды и намылил, попутно воровато оглядевшись: вожделенного предмета нижнего белья из-за которого меня чуть было не выгнали из гостей на верёвке уже не было. Марго тем временем нарисовалась в дверях, заинтересованно следя за моими действиями. -Извини за туфли. Я повернулся и извиняющимся голосом произнёс: «Может это как-то компенсирует тот инцидент с твоими?… Ну… В ванной?…» -Нет, не компенсирует! Сейчас я ещё просушу ботинок феном, а носки оденешь мои, и раз уж ты такой извращуга, то дам тебе какие-нибудь голубенькие. Или ты предпочитаешь надеть что-то другое? Мне оставалось только тяжело вздохнуть, и отвернувшись выжимать мокрый носок. Спустя несколько минут мы сидели с Ритой на кухне и пили чай с сушками. Точнее, пил в основном я, а моя собеседница сидела, уткнувшись в чашку, изредка бросая на меня многозначительные взгляды, определить характер которых я не мог. Положение было хуже некуда: я в очередной раз выставил себя дураком. Надо было как-то начинать разговор. -Ну что мне сделать, чтобы ты меня простила? -Ничего. Ты не будешь прощён никогда. -Слушай, давай я тебе на электронную почту пришлю ссылку, где ты увидишь, как применяются синтетические нити в авиамоделизме. - Боюсь, что на электронную почту мне будут приходить ссылки на порносайты, - парировала Рита -Обижаешь… - И ты ещё говоришь про обиду??!... Ладно!... Ладно!... Так!... Рита похоже придумывала мне наказание. - Частично ты можешь компенсировать свою вину тем, что признаешь её. Итак: сознайся, что ты фетишист-извращенец! - Лучше умереть… - процедил я сквозь зубы и раздавил сушку в ладони. -Ну что-ж, это твой выбор, - Аудиенция была окончена; Королева Марго встала, чтобы огласить приговор. – Итак: ты неисправимый извращенец. Сейчас допивай чай, а я пойду досушивать ботинок, чтобы поскорее отправить тебя домой. Пожалуй, в такой ситуации лучше было действительно пойти на самооговор… Хотя последняя фраза была произнесена тоном с нотками насмешки, а не грубости, что давало мне шанс на дальнейшую дружбу. Домой я шёл в каких-то непонятных носочках, влажном ботинке и препоганейшем настроении, купив по дороге бутылку коньяка, который хотелось выжрать тут же на улице. Совсем не летний ветер тем временем охладил мои чувства и позволил проанализировать ситуацию. Что мне теперь делать было совершенно непонятно; даже появление на пороге с букетом цветов вряд-ли заставит Маргариту забыть этот инцидент: теперь наверняка в её шкале градации мужчин моё место где-то слизняком и червяком. Если бы не кот, то могло быть ещё хуже, так как мне был предоставлен шанс извиниться, и я даже услышал извинения от Риты за мокрый ботинок. А вот если-б меня не застукали с этой хренью в ванной, то в качестве благодарности за ремонт компьютера можно было и попросить свидание. Да! Кот всё-таки молодец! Как его там зовут? Блэк?... Придя домой, я ещё раз всё вспомнил, проанализировал, покопался в себе, затем окончательно впал в меланхолию, и напился до зелёных чёртиков. На модели бипланов при этом не мог смотреть не вздрагивая следующие три месяца…
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
)))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))!
 
Вот это поворот сюжета... Меня бы надолго с такой дамой не хватило.
 
[:]( 8D
Изменено: SAURON - 29.02.2016 20:19:46
 
Ничего фатального. Да и развешивать трусняки в ванной к приходу гостей тоже странновато.
Добро пожаловать в Песочный клуб !
 
Глава 5. Полёт в гости. Я был почти уверен, что с Маргаритой у меня всё кончено, и в следующие три дня посвятил исключительно труду и выпивке. Но систематические возлияния почему-то не улучшали настроение. Моделизм тоже не приносил ни радости, ни удовлетворения. Наконец, устав от отходняков и абстиненций, мне подумалось: «А что, попытка не пытка», и купив букет красных роз, в семь вечера направился к Рите в гости. Не знаю, как поступают женщины в такой ситуации, а мужчины весьма сильно нервничают. Мандраж начинается уже с вечера, продолжается бессонницей, затем идёт утренняя пролонгация, и развивается уже на работе. В периоды аврала или срочной работы он пропадает, но случись какой-нибудь перекур, или как говорят нынешние менеджеры «кофе-брейк», как ты вспоминаешь, что тебе придётся после работы идти к симпатичной девушке с цветами, извиняться неизвестно за что, и выслушивать от неё неизвестно что, как тут же сердце ёкает, в кровь впрыскивается адреналин, и всё начинается снова. В особо запущенных случаях на некоторых может нападать медвежья болезнь, но мне не 17 лет, так что обычно такие приступы у меня лечатся пятьюдесятью граммами коньяка. И вот после работы зайдя домой, выпив там для храбрости выше озвученные 50 грамм, я направился в цветочный магазин, где долго раздумывал, что бы выбрать? -Розы? - слишком романтично. -Хризантемы? – простоваты. - Гвоздики? – коммунизмом отдаёт. - Каллы? – название стрёмное. - Герберы? – крупноваты. - Орхидея? – не для букета. -Лизиантус? – это вообще чо? В итоге, остановился на герберах, и, купив три штуки, направился в гости. Ох, только она была дома! Выдохнув, я взялся за дверную ручку и шагнул в тёмное нутро подъезда. Воздух в нём, как и в прошлый раз был тяжёл как палёный коньяк, а путь по лестнице был так же труден как восхождение на Эверест. За дверью квартиры №24 было тихо, но электросчётчик крутился. Я замер на пару секунд и позвонил. Дверь открыла дама лет 50-ти; насколько я понял Ритина мама. Секунду мы стояли друг напротив друга, с интересом рассматривая друг друга. - Э… Здравствуйте, а Маргарита дома? - начал я. -Дома, - удивлённо ответила «Дама лет 50-ти». – Рита! К тебе пришли! Молодой человек, представляешь! – развернувшись в пол оборота крикнула она в глубь коридора. Из его глубины показалась худенькая фигурка босой девушки в коротком халате. Даже не предложив мне даже зайти, она вышла в коридор, прикрыв дверь, и это означало, что дела мои совсем плохи. -Ты ч-чего? – вместо приветствия пробубнила она, снова разглядывая мои туфли. -Я? Хочу извиниться за своё недавнее поведение в ванной. Это тебе!, - с этими словами подобно мечу самурая, я извлёк из-за спины букет. - М-мне? – девичьи глаза расширились от удивления и восторга. Нет, насчёт последнего не уверен. Совсем не уверен. Но реакция была, несомненно, положительная, и лёд был растоплен. - Мне ещё… Нет, ну дарили конечно… Спасибо… Я очень рада, - пробормотала Марго себе под нос, смущаясь и не зная, что же со всем этим делать. Отправить меня домой вроде как невежливо, а приглашать в гости видимо не очень хотелось. -А ещё хочу вернуть тебе носочки; я их постирал, - продолжил я, снова изобразив на лице детскую наивность. - Ну… Заходи раз уж… Раз зашёл, - наконец-то выдавила из себя моя любовь. Я таки попал в цель! С девушками как на дуэли, или в воздушном бою – второй шанс редко даётся. Если не попадаешь ты, то сбивают тебя. Но в данном случае после первой неудачи мною был выполнен противоракетный манёвр, и новая атака может быть успешной. Ох, только-б не обделаться как обычно! Ключевая фраза здесь «как обычно». И вот снова тёмный пропахший кошками коридор, квартира-двушка, кухня с советским кафелем и забрызганными жиром обоями, невкусный чай с сушками, и двое друг напротив друга... Впрочем, последнее не совсем так… -Ри-ита! У тебя молодой человек! Да ещё и с цветами!! Ой, а что-ж ты его одними сушками кормишь? – похоже на её мать я произвёл положительное впечатление, и шансы развить отношения с её дочерью резко возросли как цена на нефть в это благословенное первое десятилетие двухтысячных. Судя по звукам, из недр второй комнаты была извлечена коробка конфет, в моём присутствии она лишилась целлофановой оболочки и выставлена на стол. -Мама это же тебе подарили!..., неодобрительно прошипела её дочь, глядя исподлобья! -Да ничего страшного, уже давно лежат! Ну, всё, я удаляюсь! -Не нужно мне тут парней прикармливать! – почти крикнула Рита вслед удаляющимся шагам. -Да не бойся, я много не съем! – мой голос излучал оптимизм, но настроение снова было хуже некуда – я Рите НЕ нравился. Хоть пой хоть пляши, а ничего с этим поделать было нельзя: она называет меня извращенцем, лупит, выгоняет, не хочет пускать в гости, и не хочет кормить… И это возможно последняя наша с ней встреча. Ну что-ж, прощай, Аэрокобра! Полетаю с тобой ещё полчаса и вернусь в свой авиаполк ждать другую машину. Может мне повезёт, и я подцеплю где-нибудь не сильно потрёпанный ЛаГГ-3, женюсь на нём и буду летом ездить с ним отдыхать в Геленджик. -Ты вдвоём с мамой живешь? – спросил я, надкусив конфету. -Да. -А отец где? -Расстались… Односложные ответы говорили о том, что была выбрана не лучшая тема для разговора. - А что читаешь сейчас? -То, что ты мне дал… Опять сплошная тягомотина. Спрашивается, как завести отношения с девушкой, если она ведёт себя как бревно? Причём до постели ещё и речь не идёт. Ладно, поговорим ещё на книжную тему! -Мне вообще Пелевин раньше очень нравился, - начал я. - Это был мой любимый писатель: мистика, фантастика, неожиданные развязки… Такое ощущение что всё это написано под воздействием каких-то препаратов. -Ты думаешь, что он ширялся, когда писал всё это? -Ну не знаю. Но в «Жизнь насекомых» он написал, как двух наркоманов забили в косяк и выкурили; в «Generation П» его герой ел мухоморы; в «Чапаев и Пустота» его герой нюхал кокаин с Котовским; а в «EmpireV» персонажи уже впрыскивают себе что-то в кровь… -Хочешь сказать, скоро Пелевин вконец иссушит свой мозг или окочурится от передоза? -Я ничего не хочу сказать, но предполагаю, что такой вариант возможен. И как следствие иссушения мозга, его дальнейшие произведения будут всё хуже и хуже. Прошло секунд десять. Молчание нужно было как-то прекращать, но нужные слова никак не подбирались: «Говори же что-нибудь! Говори!!». Но моё красноречие сегодня было явно не в лучшей форме. - Мне больше всего нравится Булгаков, - наконец пробубнила себе под нос Рита. – Он вроде тоже… Был любителем расширить сознание. - Наверно «Мастера и Маргариту» обожаешь? - Ну да. Я же Маргарита. - Я догадался. – В моём голосе снова прозвучал оптимизм. А что же мне больше всего нравится у Булгакова? Конечно же книжка, которую я никогда не читал! Иван Васильевич!... - Только не говори, что тебе больше всего нравится «Иван Васильевич меняет профессию!» - мрачно процедила Рита, отправляя себе в рот конфету. При этом её взгляд пронзал меня насквозь. Казалось, она видела и всю мою ничтожную душонку, и все попытки произвести на неё впечатление, и всю мою глубочайшую дремучесть, и даже то, что я нихрена не читал романы Булгакова, а если и читал, то по диагонали, через страницу, просто тупо отыскивая смешные моменты. Её фраза была настолько неожиданная, что пришлось импровизировать. - Ээээ… Вот как с языка сняла! Конечно же «Иван Васильевич…»! - Понятно, значит Булгакова ты не читал, а просто сто раз смотрел это кино, – проговорила она с интонацией учительницы литературы обращаясь к жалкому двоечнику у доски. - Обижа-аешь! - Докажи. – Меланхолично и в тоже время как-то издевательски произнесла она, снова взглянув на меня исподлобья. -Мозг! Ау!! Начинай!!! – заорал мой внутренний голос, и шестерёнки в голове завертелись с бешеной скоростью. Организм тем временем начал снова начал впрыскивать в кровь адреналин. Так, форсаж включен! Секунда! Две! Три!!... -Я читал «Мастера и Маргариту» Итак, вот сейчас…: «А вчера на Патриарших…», «Вышлите пять мотоциклетов с пулемётами для поимки иностранного консультанта!», «А я вот сижу, никого не трогаю, примус починяю!», «История нас рассудит!»… Э... Мммм… «Аннушка уже разлила молоко»… Нет, масло! Иии…. А! Ну да! «Рукописи не горят!». - Чита-ал… - с интонацией контрразведчика, допрашивающего «иностранного консультанта» прошептала Марго. – Ладно! Тройка тебе за старания! - Уффф… А почему тройка? - Сам знаешь! – Безапелляционным тоном заключил следователь. Я ничего не знал, а лишь предполагал, что оценка была снижена чисто из принципа из-за моих недавних проделок в ванной, и за Ивана Васильевича (которого я, кстати говоря, не читал). Внутренний голос говорил также, что не выдай я сейчас отя-бы пару цитат, и эта жестокая книжница выпроводит меня вон и никогда больше не позвонит. Сердце тем временем успокаивалось, адреналин переставал кипеть… Блин, вот никогда не думал, что разговоры о художественной литературе могут действовать на меня как прыжок с парашютом. Это было форменное безумие! Унижения, мордобой, снова унижения, допрос… Рита что, садомазохистка? Или у неё уже шизофрения от чтения и одиночества? Так как разговора не получалось, я съел ещё одну конфету и направился в коридор надевать туфли. К слову, в этот раз они были сухие. - А ты… Сам-то что сейчас читаешь? – вдруг прозвучало из-за спины. Вот опять застала врасплох! Вся загвоздка была в том, что я давно не читал ничего, а последние две недели до того, как Рита выгнала меня из ванной, изучал чертежи и фотографии германской авиации. Но ничего, на это у меня есть универсальный ответ. -Я то? Перечитываю мою любимую книгу: «Эксплуатация и боевое применение истребителей «Альбатрос»»! - Понятно. На самом деле такой книги не существовало: были с похожими названиями на английском языке, которые читались с большим скрипом, и вот я скомпилировав всё это дело выдал весьма солидное красивое как мне казалось название. Только-бы Рита не попросила дать её почитать. Тем временем ритина мама выйдя из своей комнаты показалась в коридоре. - Ритулька, а ты уже пригласила молодого человека на день рождения? -Нет. – Мрачно ответила дочь. Если судить по интонации только этого слова из трёх букв, приглашать меня она и не собиралась. - Ну так пригласи!... -Да приглашу, приглашу! Я уже не маленькая! – раздражённо сказала Рита. – В общем это… В субботу… Приходи… - опять пробубнила она себе под нос. -Спасибо. Ритулька. -Не смей меня так называть! -Ой, ладно-ладно, только не бей меня как… в прошлый раз! – попытался обратить всё в шутку я. - Хватит! Ну, в общем, извини меня за резкость, и если чем-то тебя обидела. Ты просто сильно меня разозлил. -И я… Тоже приношу извинения з то, что трогал чужие вещи. Мне очень стыдно, и я больше не буду. Тут королева Марго явила мне ещё одну милость, и пока я одевался, она сбегала в свою комнату, и, вернувшись буквально всучила мне какую-то книженцию в чёрной обложке. «Михаил Булкаков. Пьесы», – было написано на обложке. - Вот, почитай. Может… - она осеклась, придумывая концовку фразы. -Ты хотела сказать «может, поумнеешь»? - Хватит издеваться, просто почитай! Короче, в субботу в пять буду тебя ждать. Наскоро попрощавшись, я вышел из ароматного коридора в не менее ароматный подъезд и поплёлся домой. Настроение по пятибальной шкале было «на троечку», и сейчас самое время было отдышаться, проанализировать создавшуюся ситуацию и покопаться в себе. Во-первых, что за?... Что это вообще было? Что за шизоидный архетип личности задавал мне тут вопросы? Вот как с такой встречаться? Скорее всего эта книжница просто свихнулась на почве одиночества, или, возможно , живёт в каком-нибудь своём придуманном мире, где чётко прописано, что мужики должны, скажем, вести себя по-рыцарски, не лапать в ванной чужие тряпки, не смотреть порнуху на ноутбуке, не заниматься всякой фигнёй вроде покраски самолётиков, и знать наизусть классику мировой литературы, о которой вести умные беседы лунными ночами. Так что-ли? Из таких девушек потом вырастают грустные дамы, потом толстые тётеньки, после чего они навечно переходят в разряд старых дев. А ведь у неё есть все предпосылки не быть такой: она весьма симпатичная. Поверьте на слово. Даже без косметики. Как Рита ко мне относилась? Сложно сказать. С одной стороны, в магазине женских штучек я увидел то, что можно было назвать собственническим инстинктом; значит, по крайней мере, я ей не пофигу. К тому же предложение съездить куда-то вместе (пусть и по делам) тоже говорит о том, что она во мне заинтересована. С другой стороны последние события говорят о другом. Жаль, что мне так и не удалось до сих пор познать, чего хочет женщина, о чём она думает, каковы её тайные желания и посылы, тем более, что эта женщина/девушка страшно скрытная, необщительная и похоже зацикленная на своём внутреннем мире. Зато есть другой плюс: я таки понравился её маме, и она может замолвит обо мне словечко в защиту. Главное, чтобы Рита не поведала ей о том, что хранится у меня дома на компьютере, и что я делал (как ей показалось) в ванной. Кстати, в этой ситуации с мамой тоже не всё так гладко: вот представьте живёте Вы себе, ни кого не трогаете, занимаетесь своим любимым хобби, и вдруг знакомитесь с девушкой, которая Вам как девушка не шибко-то и нравится: ну может дура она или стерва. Или просто некрасивая. И тут родители начинают проедать Вам плешь: «Ах, почему ты не угостил её конфетами, ах почему ты не пригласил её на день рождения, ах почему ты до сих пор на ней не женился!»… Да потому что не нравится она мне, блин! Вот приглашу её щас на день рождения, так она нафантазирует себе чего-нибудь не того: например, что у нас отношения, или что я в неё влюблён. Наверно примерно то же самое сейчас чувствует и Рита, у которой чувств ко мне нет, но возможно ей будут настойчиво советовать «замутить» со мной, чтобы не оставаться старой девой с котиком и романами Булгакова. Но скорее всего она предложит остаться друзьями, а это значит, что мне придётся и дальше приходить ремонтировать ей компьютер или унитаз, возить её за покупками или любимого котика к врачу, или может быть иногда двигать холодильник с диваном. А в ответ – чай с сушками и разговоры о Булгакове. Нет уж, увольте, ещё одна девочка-друг мне не нужна. Я хочу отношений – пусть даже медленно развивающихся, но всё же отношений. Первостепенной задачей не ставится тупо трахнуть Риту, я готов как герои книжек долго добиваться, страдать, дарить цветы и всё такое, но только не вариант «девочка-друг»! В такой ситуации скоро наступит время принятия решения, когда придётся смириться с тем, что мы друзья, и, превозмогая себя дистанцироваться от Риты, отказываясь ремонтировать компьютеры и унитазы, и параллельно неспешно занимаясь поисками другой девушки. А это будет сложно так как можно годами питать себя надеждой, что может быть в этот раз что-то получится. Иногда получается. А иногда – нет. Тебе говорят: «Знакомься это мой парень». И ты ощущаешь себя идиотом, идёшь домой и стреляешь себе в висок из аэрографа. Шутка: аэрограф не стреляет. Но ещё более забавно, когда девушка расставшись с этим парнем начинает тебе звонить и плакаться, а потом говорит: «Ты не свозишь меня за покупками? Или Ты не посмотришь мой ноутбук?» Что в этом случае будете делать? Посылать её? Прикидываться шлангом, объясняя, что машина сломалась, а в ноутбуках Вы полной нуб? Или может смириться с тем, что Вы запасной аэродром, свозить её за покупками и пригласить её в кино на вечерний сеанс? А если не согласится, то всё же послать её, или и дальше дружить, надеясь, что ответные чувства всё-таки возникнут? Путей много, но какой буду выбирать я? В итоге решил, что время покажет.
Изменено: Кристо - 18.03.2016 18:18:13
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Глава 6. Полёт день рождения. Шифрограмма по ВЧ. Срочно! Командиру 1-го Дырдовского авиаполка С завтрашнего дня начать подготовку к операции «День Р». Действовать надлежит смешанными группами: истребителями с остроумием и бомбардировщиками с подарками. Боезапас бомбардировщиков приказываю пополнить в течение пяти суток. Точную дату, время вылета и номера квадратов для нанесения ударов сообщу дополнительно… Судя по вышеприведённому тексту, моя вялотекущая шизофрения из-за последних событий обострилась и начала прогрессировать. Достав из коробки модель ЛаГГ-3 от известной фирмы Roden, я неспешно занимался любимым делом: откусывал детальки от рамок, предвкушая, что в итоге модель получится как минимум шедевральная. Душа была полна вдохновения, и оно подгоняло процесс вперёд, а потому выкусив детали фюзеляжа, я сразу начал зачищать и шкурить торчащие заусеницы, а затем приложил половинки друг к другу, затем состыковал их с центропланом и капотом. Результат поверг в уныние: работы предстояло немало: мелкие детали замылены, кругом облой, да ещё и по слухам этот ЛаГГ не очень-то дружит с чертежами. Впрочем, мои мысли были заняты не только объёмом предстоящих шпаклёвочно-нарезных работ, но и тем, что же подарить очень симпатичной девушке на день рождения. Ну, цветы это само собой, а что ещё? Одежду? Нет. Выпивку? Не стоит. Украшения? Рано. В итоге выбор остановился на парфюме. Что она предпочитает я не знал, и в итоге тупо пошёл в торговый центр, и выбрал нечто весьма дорогое с земляничным запахом. Вот тут я вполне могу дать мужчинам совет: «Земляничный запах нравится большинству женщин!». Главное тут, чтобы не было аллергии на клубнику, иначе духи всё время будут ассоциироваться с чесоткой и прыщами. «А если дополнить это букетом роз, то будет вообще бесподобно!» - моё самомнение поднялось весьма высоко - надо заметить, что мне приходилось уже не раз посещать дни рождения малознакомых девушек, и в таких случаях дарить, в основном, дорогой парфюм и цветы. В результате иногда даже подобные посещения приводили к чему-то большему, чем дружба. И вот «День Р» настал. Надев рубашку “Armani” , купленную на турецком базаре и пиджак “Armani ” , привезённый мамой из Адлера, я должен был произвести на присутствующих дам минимум ошеломляющее впечатление. Во всяком случае, сегодня в зеркале в прихожей отражался прилизанный и симпатичный то ли итальянец, то ли армянин. И вот быстро покончив с нарциссизмом, и решив сегодня не выпивать 50 грамм для храбрости, потенциальный жених отправился в гости. Снова грязный подъезд, знакомая вонь, надпись «Рита соска» и прочее, квартира №24. Причесавшись и поправив рубашку перед дверью, я позвонил… - Привет… К моему громадному сожалению, на девушке, которая мне нравилась, было надето не сексуальное коротенькое платье, а джинсы с блёстками и обтягивающая водолазка. При этом было замечено, что характерных, и так любимых мужчинами выпуклостей на водолазке, увы, почти не наблюдалось. -Привет. Поздравляю! -Спасибо. Ты опять с цветами… Не стоило… Я ещё те… У меня ещё те… Стоят…, - Рита выдавливала из себя слова как зубную пасту из пустого тюбика. В тесном коридоре сегодня не ощущался кошачий запах, а пахло тушёным мясом и жареной картошкой. Хозяина исчезнувших ужасных запахов тоже не было видно – наверно клянчил готовящуюся на кухне жрачку. Я прошёл в комнату. -Оооо, ну-ка, ну-ка! А мы уж думали, что твой парень это просто фантом! – воскликнула одна из присутствующих дам. -Ага, выдуманный герой из книжки, - заметила другая. -Он не мой парень! Он мне вообще!... Никто! – довольно жёстко осадила их Рита. -Могла-бы просто сказать, что мы друзья, – мрачно процедил я. - Кстати, добрый вечер! Рита покраснела. -Знакомьтесь. – пробурчала она. – Это Рома. А это Ира и Маша. Мои… Друзья… -Подруги – хором ответили девушки. Коротко о подругах. Одна из них полноватая (Маша) представляла собой крашеную брюнетку, выглядевшая как старый, любимый и надёжный Ан-2; вторая - крашеная шатенка Ира почему-то напомнила мне «Хоукер Темпест». Почему - не знаю; может из-за большого размера груди и поедающего меня взгляда? Поздравляю! С этими словами я протянул имениннице завёрнутую в золотистую упаковку коробочку туалетной воды, которая тут же перекочевала на полку, увы, в нераскрытом виде. Нельзя сказать, что вино лилось рекой: на столе одиноко стояла бутылка какого-то краснодарского Совиньона, который разливали в рюмки, а мне страшно хотелось сразу налить его в двухсотграммовый стакан, и тут же опрокинуть в желудок, а то в голове было как-то мутновато и пустовато, а вёл себя я весьма скованно. В общем, было скучно. Немного веселее стало только тогда, когда Ира ушла курить, и Блэк успел выскочить из квартиры, и сбежать в неизвестном направлении. - Рита, а у тебя кот сбежал! – торжественно доложила Ира. -Наверх или вниз по этажу? -Вниз! -Блин, наверно опять в подвал! – с ворчанием и бормотанием каких-то заклинаний хозяйка кота достала откуда-то сапоги и стала переобуваться. -Может тебе помочь? В поисках, – поинтересовался я. -Ага, только там наверно воды по колено – обречённо пробубнила хозяйка кота. - А может ещё есть сапоги? Мне очень хотелось вырваться из этой тягомотины, и провести пусть несколько минут наедине с красивой девушкой, к тому же поход в подвал казался мне приключением. Например, я могу спасти Риту от крысы-мутанта, или залезть на трубы в поисках кота, или куда-нибудь поглубже в грязь… -Одень эти - они побольше размером, – с этими словами котовладелица сняла уже одетый сапог, и пошла искать себе другие. Мне пришлось второй раз за неделю заняться трансвестизмом: я натянул на ногу ритин резиновый сапожок, который внутри был ещё тёплый и очень сильно жал несмотря на вытащенную из него наружу стельку. …Как два сталкера мы брели по сырому пахнущему канализацией подвалу – впереди девушка с фонариком, а за ней молодой человек в страшно тесных сапогах. Такое времяпрепровождение вполне тянет на приключение, если вам восемь лет, или на романтическую прогулку, если вам шестнадцать, но нам было уже не по восемь и даже далеко не шестнадцать, так что мне оставалось только любоваться стройной фигуркой в свете фонаря и фантазировать, как я сейчас ловко пну крысу-мутанта. Наконец, кот был найден на трубах. -Мда. Одни люди сидят на трубах, а другим нужны деньги, - задумчиво произнёс я цитату из известного фильма. {Это была цитата из фильма «Игла». Прим. авт.} - Чего? -Да так, молодость вспомнил. -А сейчас у тебя что, уже старость? – Рита стащила Блэка с трубы. – Блин, снова весь грязный! Опять я от тебя блох нахватаюсь! Последние фразы относились к коту, и предназначались точно не для моих ушей, так что сейчас мне оставалось делать вид, что я ничего не слышу. Девушка с кошкой тем временем поняла, что брякнула совсем не то, и даже сквозь темноту чувствовалось, что она покраснела. Наверно другой на моём месте уже бы бежал прочь из подвала, ибо подцепить от дамы такой экзотический недуг как блохастость мог отпугнуть любого, но только не человека который полез туда сражаться с крокодилами и крысами размером с крокодила, (то есть меня). - Ты не подумай, блох у меня нет, - начала вдруг оправдываться Рита, шлёпая по грязи с котом на руках. - Да ничего я не думаю. -Просто когда моешь кота шампунем, они разлетаются в разные стороны, и могут попасть на человека. -Понятно. А шампунь у него какой? Хэд-энд-Шолдерс от перхоти? Она не ответила. Мы поднимались на этаж по прокуренному наверное Ирой подъезду, и почему-то чувствовалось, что настроение Риты далеко не праздничное. «Надо будет её напоить» - дал дельный совет мой мозг. Так и сделаем! Придя домой, Маргарита торжественно вручила грязного кота маме, которая тут же потащила его на помывку, а мы тем часом продолжили празднование. - Рома а ты знаешь, что от нашей Ритульки можно вполне заразиться знаете чем? – с явным задором в голосе объявила Ира. Знаем, знаем – блохами и тараканами в голове, подумал я, но вслух это, разумеется, не озвучил. -…Тотальным невезением! Марго же у нас Фантоцци [вечно невезучий герой итальянских комедий], и любит попадать во всякие передряги, которые заканчиваются синяками и шишками, так что смотри! Последние слова были направлены ко мне, но тотальное невезение вряд-ли могло напугать меня, тем более, что я сам иногда страдал от этой болезни, и в итоге получается, что минус на минус должен быть дать плюс. Хе-хе, тотальное невезение. Придумают же тоже! -Один раз, - продолжила Ира. – Какой-то мужик на остановке захотел с нею познакомиться!... -Он ко мне приставал! – оборвала её героиня рассказа. -Э… Ну хорошо, приставал! И знаете, что Рита с ним сделала? Прострелила ему ногу! -Две. -Что две? -Две ноги я ему прострелила, и не прострелила, а стрельнула из травмата! Застрелите меня из аэрографа! Неужели девушка, занимающаяся дизайном одежды, и читающая Диккенса ходит по улице со стволом?! Странно, что после моего приключения в ванной я отделался пощёчиной – могла бы и палец отстрелить. -Я просто ношу его для самообороны, а то мужики пошли…, - Рита бросила на меня быстрый взгляд, от которого мне тут же подурнело, - Ненормальные. -Ну а рассказать, что было дальше? – не унималась Ира. -Дальше Риту оштрафовали за хулиганство, - мрачно произнесла Маша. -А могли-бы и посадить! – Ира уже давилась от смеха. Да, ситуация была презабавнейшая, особенно если представить эту анорексичную любительницу литературы сидящую на зоне в костюме Адидас, с наколками на руке. Наверно после таких историй любой нормальный парень теперь уж точно бежал-бы прочь отсюда, на ходу выбрасывая SIM-карту от телефона, но я видимо был не из робкого десятка, или наверно, просто не так привередлив. -А может, включим музыку? - предложила Маша? Так как об интернет-радио тогда мало кто знал, да и скорость соединения оставалась желать лучшего, а на компе музыки не нашлось, Рита притащила из комнаты какую-то магнитолу, но так как китайская бандура это даже не РСИ-4, то ничего вразумительного кроме «Маяка» и «Радио России» поймать не получилось. В итоге, вероятно из кладовки была извлечена коробка с аудиокассетами (!), после чего в качестве фона к нашему застолью мы услышали один из сборников «Романтик Коллекшн». -Привет из каменного века, - подумал я – Что дальше? Пластинки Софии Ротару? -Хорошо, что не сборник «Союз-21», - заметила Маша. -И не Надежда Кадышева, - усмехнулась Ира. В принципе, в своё время «Romantic Collection» были весьма неплохие сборники: помимо западной попсы 70-х там можно было услышать Scorpions, Beatles, Doors, и даже Джимми Хендрикса, а я когда-то впервые там познакомился с такой замечательной группой как Animals. Ну, что-ж, теперь можно было и пригласить девушку на танец. -Рита… Может потанцуем?, - я стрельнул в неё глазами, и в ответ увидел лишь какой-то испуг. -Нет, спасибо… Может позже… Вот невезуха! Впервые мне отказывают в таком пустяке. Даже не знаю как себя и вести теперь. Покраснеть? Пошутить? Пожать плечами, и сделать вид, что ничего не случилось?... -А я вот не откажусь! – выручила меня Ира, вышла из-за стола и положила мне руки на плечи. Я в ответ обнял её за талию, и ощутил, как она прижалась ко мне двумя своими… Хм… Мотогондолами… Хорошая метафора по-моему. Нет, Ирина была определённо не Хоукер Темпест! «Сим нарекаю тебя двухмоторным Мессершмиттом-110!» - родилось у меня в голове очередное сравнение. Да, она была именно хищным ночным двухмоторным тяжёлым истребителем, рассыпающим вокруг себя какие-то сексуальные радиоволны, которые работали на поиск неженатых мужчин, и сейчас заставили мой пульс участиться. Сквозь тонкий шёлк платья я впервые, наверное, за два последних месяца ощущал тело женщины, которой, впрочем, даже не смел посмотреть в глаза. И не потому, что смотрел на мотондолы, а просто потому что отвык, и мне было как-то неудобно… Наконец, после двух минут топтания по ковру я решился и заглянул: они были необычного изумрудного цвета. -У тебя зелёные глаза, это?... -Контактные линзы. -А… Очень красиво… -Спасибо… В магнитоле звучал Джо Дассен, на столе стояла бутылка краснодарского, салат оливье и солёные грибы. В воздухе повис стойкий запах ностальгии, перемешивающийся с любовными флюидами и жареной картошкой. К тому же симпатичная девушка прижималась ко мне своим стройным фюзеляжем. Не скрою, это было весьма приятно, однако мною не ставилась цель закадрить этих двух подружек, так что ни телефонами, ни парой фраз наедине мы так и не обменялись. Всё моё внимание было в тот вечер сосредоточено на имениннице. - А вот попробуйте грибочки! Рита сама солила! Здесь грузди и лисички – ритина мама только что присоединившись к застолью явно пыталась приукрасить подвиги дочери, рассказывая то, как она хорошо училась в школе, то какой она охренительнейший дизайнер. Девчонки переглядывались и многозначительно улыбались, Маргарита краснела, а я просто пучил глаза и делал вид, что всему этому верю, попутно запоминая и фильтруя информацию. Дома я собирался покопаться в памяти, выудить оттуда всё сказанное за вечер, и выстроить очередной какой-то план завоевания сердца девушки. Грибочки, к слову, были весьма недурственные. Ну а потом настал черёд торта. Разумеется, пекла героиня сегодняшнего праздника собственноручно. Отрезав и слопав самый большой кусок и рассыпавшись в похвалах повару (на которые он никак не отреагировал), я понял, что моё дальнейшее присутствие вносит какой-то диссонанс в сегодняшнюю и без того весьма унылую вечеринку, и засобирался домой. Проще говоря, мною было принято решение оставить девчонок одних, чтобы их не смущать, в надежде, что может быть, они повеселятся без меня, или посплетничают (обо мне). Вечер я провёл в раздумьях, как же теперь атаковать Риту, и стоит-ли собирать роденовский истребитель ЛаГГ-3, качество литья которого сна днях повергло меня в уныние. В итоге модель была убрана в шкаф, и из него же извлечён другой ЛаГГ-3 от фирмы «Восточный Экспресс». На завтра планировалось начало очередного большого модельного запила…
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Счастье ,когда есть в запасе ЛаГГ !
 
Для моделиста запил - это когда у НЕмоделиста - запой. (впрочем у первых второй тоже случается).
 
Ну да. С алкоголем у меня моделизм, кстати, не сочетается: руки и глазомер не те, и расслабление наступает. Так что только на свежую/трезвую голову.
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Цитата
Кристо пишет: Ну да. С алкоголем у меня моделизм, кстати, не сочетается: руки и глазомер не те, и расслабление наступает. Так что только на свежую/трезвую голову.
+1! Только я не винца бы... Я бы водочки... :D
 
Требую продолжения банкета! (С) :D Как раз на днях восстановил Аэрокобру.
Добро пожаловать в Песочный клуб !
 
Давно написано, редактирую уже в N-ный раз. Всё как-то кривовато.
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Глава 7. Полёт над гнездом дристушки. Веселье началась ночью... Уже к двенадцати часам меня стало мутить, а где-то часа в два проснувшись, я понёсся в туалет, где, извиняюсь, выблевал сначала торт, а потом уже и грузди с лисичками (а может быть и то и другое сразу). Надо сказать, что у меня неважный желудок, поэтому подобные прискорбные неприятности время от времени случаются если выпить что-нибудь не то, или закусить чем-нибудь не тем, но в ту ночь я почти не спал. Под утро тошнить было уже нечем, но спазмы продолжались, и казалось, что желудок просто хочет выпрыгнуть изо рта и сбежать от меня к другому пользователю, заботящемуся о своём здоровье и соблюдающему диету. И это ещё хорошо, что было воскресенье: оставалась надежда, что к понедельнику я всё-таки оклемаюсь и выйду более-менее нормальный на работу. Сначала было выпито всё содержимое чайника в попытке прочистить внутренности водой, потом когда изо рта полилась уже горькая желчь, стало понятно, что самолечение теперь бесполезно, и оставалось только ждать, и думать, отчего и почему это со мной приключилось? Да тут и думать было нечего: наверняка в тарелке были какие-нибудь неправильные грибочки, которые выросли на неправильном месте, после чего их собирали неправильные пчёлы, а потом их солила криворукая девушка. Моё состояние оценивалось примерно как средней тяжести. Бывало, так, что вследствие интоксикации к утру моему мотору не хватало тяги, чтобы дойти до туалета, а в этот раз часам к десяти утра нашлись силы даже заглянуть в холодильник. Ничего съедобного для страдающего от пищевого отравления там, естественно, не было, и к обеду предстояло превозмочь себя, и выползти в ближайший лабаз хотя-бы за соком. И тут внезапно зазвонил телефон. Мелодия Риты! На ватных ногах я помчался, то есть быстренько пополз искать мобильник. -Алло, привет, как себя чувствуешь? – прозвучал знакомый голос. «Как я себя чувствую? Если честно, хреново. Твои солёные лисички совсем не дружат с моим желудком, и ещё ночью уплыли в унитаз» - хотелось сказать мне. Но как же я мог обидеть лисички такой красивой девушки? -Ну… Нормально. -Живот не болит, не тошнит? И с чего бы такая забота, интересно? Неужели тоже??? -А… Ну-у…, - я не знал что ответить. -Короче нам с мамой ночью стало плохо, мы вызвали «скорую», и нас забрали… В инфекционку… Последняя фраза далась Рите с явным трудом, а у меня всё перемешалось в голове. -Так ты точно в порядке? Маше тоже было ночью плохо, а Ира на диете, и грибы с тортом не ела. - Эээ… Ну, вообще…, - признаваться перед девушкой в своих ночных туалетных приключениях не очень-то хотелось, но я всё же решил сказать правду. - В общем, меня всю ночь тошнило! -Извини, это я виновата. Это или грибы, или торт в креме; как бы то ни было всё это приготовлено мною. Там грузди были с плесенью, но я их промыла… Нет, думала, что промыла… Нет, я их промыла, только наверно плохо... А крем был из старого… Я не расслышал дальше; моё внимание уже куда-то уплыло, так как мозг ночью совсем размяк и отказывался сохранять большое количество информации в своих извилинах. -Ты меня слышишь?! Алё!! Ты живой?! -Да, слышу, – пробормотал я и плюхнулся на диван, так как стоять или тем более нервно ходить по комнате больше одной минуты сил совсем не было. -Я говорю, извини, что так получилось! -Да, ничего страшного! - ответил я бодрым тоном. Мне уже лучше! Так ты сказала, что ты в больнице. Может тебе что нужно? Апельсинов, сока или чё-нибудь там… О! Бульона куриного хочешь?! - Нет, мне ничего нельзя – со вздохом отозвался голос в телефоне. - А может книжку? Телефон замолчал, послышалось сопение, покашливание, затем мычание, судя по которому можно было сделать вывод, что моя собеседница сейчас размышляет, но озвучить желание скорее всего не решается. - Ну да. Книжку, – наконец, выдавила из себя Рита. -И чего же ты хочешь? -Я вообще-то сейчас читала Пелевина, но он остался дома… Может, принесёшь что-то на свой вкус? Только… Без извращений… И не про самолёты. -Нет проблем! -Ну, тогда… Пока… -Да, хорошо…, - договорить не удалось, так как моя собеседница уже положила трубку, а мне сейчас предстояло экстренно привести себя в порядок, залить в мой топливный бак сладкого сока с витамином «С» и лететь на свидание в инфекционку. Но первым делом книжки! Книжки не про извращения, и не про самолёты… Ох, Рита, ну за кого ты меня принимаешь? Конечно, я постараюсь найти чтиво про разумное, доброе, вечное: надо только основательно перерыть нижние полки шкафа. Чего же ей принести почитать в больницу? Не монографию про Аэрокобру же! Хотя было-б неплохо: «На, душа моя, читай! Это про самолётик очень похожий на тебя!». С этими мыслями я занялся изучением своего книгохранилища: проблемы с желудком даже на время как-то ушли на второй план - наверно любовь заставила организм подключить дополнительные резервы, которые в настоящее время с успехом расходовались. Наверняка более-менее известные произведения Маргарите были уже известны, так что выбор был остановлен на Терри Пратчетте и Роберте Шекли. Но потом Пратчетта я заменил на Веллера, а Шекли оставил на потом. У Веллера есть прекрасная книжка о приключениях майора Звягина, где в том числе написано о том, как можно очаровать девушку, как не быть чмошником, и как поверить в себя. Пожалуй, это лучше бы мне её перечитать ещё раз, и перестать всё время выглядеть как идиот. Как только Рита закончит, я наверняка так и сделаю. Но потом подумал: «Да какие к чёрту Пртатчетт, Веллер и Шекли! Вот что надо!». И с нижней полки была извлечена любимая книга научных сотрудников, создававших советские ядерные бомбы, русские компьютеры на перфокартах, металлический водород и философские камни. Называлась она: «Понедельник начинается в субботу». Пора бы её тоже ещё раз перечитать и растащить на цитаты. Даже как-то жалко отдавать… Затем кое-как одевшись и всё ещё пошатываясь, я побрёл в продуктовый магазин. В моём подъезде тоже весьма неприятно пахло, и желудок снова начал сокращаться, но ничего выдавить из себя не смог, так как у него внутри уже было пусто. В голове всё ещё летали вертолётики, но уже не такие большие, как ночью и ранним утром: тогда были огромные Ми-8, а теперь уже маленькие Ка-26. Накупив в магазине разных соков, подобно распоследнему алкашу, я сразу у дверей открыл коробку, и начал заливать себе в рот красную томатную мякоть; видок у меня сейчас был, несомненно, занимательный: лохматый, небритый, опухший, с зелёным лицом пришёл с утра в лабаз, и затарился разными жидкостями. Вот сразу видно: у человека сушняк с похмелья! Затем бросив пакеты с соками и книжками на заднее сиденье Фиата, я заехал в аптеку, где купил бутылку Альмагеля, и уже весь в трясучке от нетерпения помчался в инфекционную больницу. Конечно, «помчался» это громко сказано: так как реакции организма были крайне заторможены, мы с Луиджи поползли туда в основном на второй-третьей передаче, подбадриваемые гневным бибиканьем обгоняющих нас машин. Инфекционка находилась в пригороде в не слишком живописном месте: это было двухэтажное здание сталинской постройки, в котором раньше находилась то ли школа то ли поселковый ДК, а может и то и другое. Со временем деревянный посёлок расселили, наиболее убогие бараки снесли, а те, что получше приспособили под разные хозяйственные цели. Этому зданию повезло больше всех: оно было каменное и даже с колоннами; наверно благодаря чему его не снесли, из него не сделали склад или строительную контору, так что в настоящее время оно до сих пор имело более-менее нормальный человеческий вид, и в нём кипела жизнь. Там был мир стерильных простыней, хлорки и крашеных стен, и сотни, а может тысячи микромиров в стеклянных пробирках и внутренностях несчастных пациентов. Больше всего я бы, конечно, не хотел угодить в эту больницу, особенно с каким-нибудь позорным диагнозом. Диагнозом… В этот момент, на повороте я спешно притормозил, и у придорожной рябины среди окурков и бумажек согнувшись мучительно избавился от томатного сока, ставшего горьким на вкус: желудок похоже до сих пор обижался, и по-прежнему отказывался принимать что-либо от меня. По пути меня бросало то в жар то в холод. Сидя за рулём, я достал второй пакет с каким-то сладким оранжевым персиковым нектаром, и попытался дозаправить себя сахаром и глюкозой. Пошло вроде хорошо. Добравшись, наконец, до давно некрашеного оплота желудочно-кишечных страданий, я вылез из машины, набрал на мобильнике Риту, и узнав, что она уже ждёт меня внизу не без опаски и отвращения взялся за огромную дверную ручку… В маленьком вестибюле сразу шибануло в нос чем-то химическим и противным: это точно была не хлорка, а наверно какой-нибудь дуст или что-то пострашнее. Здесь было просто донельзя неуютно: старый деревянный пол, крашеные стены с плакатами о том, как хорошо мыть руки и совсем уж анахронизм нашего времени - рукописные стенгазеты с нарисованными на них фантастического вида бактериями и ужасающего размера глистами. Рита ждущая меня в вестибюле, как и я была вся серо-зелёненькая, худющая с огромными тёмными кругами под глазами. Взяв пакет, она пыталась что-то объяснить насчёт торта и грибочков, но я не особо-то её слушал: в данный момент меня мучили отрыжка и головокружение. -Нну к-как, понос был?... Неожиданно вдруг выпалила она. - Вдалеке раздался хохот, и из тёмных кулуаров первого этажа больничного коридора медленно выплыла стройная фигура женщины с крашеными рыжими волосами. Это была Ира. -Ритуля, ты просто сражаешь наповал мужчин своим красноречием!, – промурылкала она – Глянь, Рому аж всего перекосило! Ну, что, молодой человек, как Ваш стул? -Можно я пропущу этот вопрос мимо ушей? – мрачно процедил я. -А мы тут с Марго обсуждаем, что же послужило… Катализатором, так сказать, ваших ночных приключений, – при этих словах мы с Ритой залились краской, а наша мучительница продолжила – Может то, что кое-кто не умеет готовить? -Умею я готовить… Чё ты это наговариваешь… - бурчала в ответ Рита, опустив голову и пересчитывая гвозди в половицах. -Не-не-не, мне тут твои ранние шедевры начали вспоминаться. – Ритуська, помнишь твой музыкальный гороховый суп, или похлёбку из доширака? -Не называй меня так! И-ии хватит!... -Ой, а можно рецептик похлёбки из доширака?, - пытался присоединиться к разговору я. -Можно только по башке! Короче, Ира покорми кота и не забудь про вещи!... – горе-повар явно попыталась перевести разговор на другую тему. Тем временем на лестнице, ведущей со второго этажа, показалась ритина мама, и наше цыганское веселье закончилось. -Ой, вы уж нас извините за такое, - начала она, - Не знаю, как недоглядела. И до сих пор непонятно, то ли грибы, то ли торт. Так-то Рита хорошо готовит, но вчера как назло… Вот… -Да ничего страшного. Бывает… - меланхолично ответила Ира. -Но Рите больше всех досталось, - продолжила мама. - Она вчера вечером ещё всё доедала, а вот уже ночью стало плохо. Так ей бедной четыре клизмы в больнице вкатили, представляете?.... -Мама!!! - героиня этой увлекательной медицинской истории мгновенно покраснела, и, развернувшись, побежала вверх по лестнице. - Рит, ты куда?! Ох, про клизмы-то я зря рассказала… Теперь вот обиделась… Но ничего – будет ей уроком. В следующий раз сделает всё по нормальному, а не тяп-ляп!… Ой, то есть нет… Так то Рита хорошо готовит… Похоже, её маму отравление сильно подкосило, раз она начала гонять ту же мысль по второму кругу, и Ира уже с трудом сдерживалась, чтобы не заржать, а мне вот было жутко неудобно, что девушка, которая мне так нравилась, попала в такую тяжелую и унизительную ситуацию. А вот как теперь прикажете мне налаживать с ней контакт, когда она, небось, страшно стесняется, что я знаю все подробности её отравления и последующего лечения? Раскланявшись, мы с Ириной отправились выполнять задания полученного квеста: а их как оказалось было много, так как моей спутнице вручили целый список, в котором первым пунктом было «накормить и напоить кота». Выйдя из больницы я обернулся, пытаясь увидеть в квадрате какого-нибудь окна знакомый худенький силуэт, и мне даже показалось, что он мелькнул в окне, хотя скорее всего это был глюк, порождённый больной фантазией на фоне бессонницы и пищевого отравления. -Да-сс, бедная Ритка, - не повезло ей оказаться в такой больничке, - начала вдруг разговор Ира, когда мы уже тронулись в путь. -Угу, - теперь в разговоре я играл роль бревна. -Щас ещё и глистов найдут… -Чё? -Ну, глистов. У всех кошатников и собачатников в организме живут какие-нибудь паразиты, а у тех, кто спит с кошкой тем более. Но ничего, Рите пойдёт это на пользу. Знаешь, так как она у нас всегда такая невезучая, то как-то раз ещё в школе у неё в кишках завёлся огромный такой червяк… При этих словах мой Фиат свернул на обочину, и я спотыкаясь, бросился куда-то в заросли ивняка и лопухов, где среди придорожного мусора меня опять начало выворачивать наизнанку, после чего как медведь-шатун вышел из кустов, вытирая рукавом сопли, слёзы и содержимое желудка с лица. Наверно от моего вида Иру тоже могло начать тошнить, но искать платок или салфетки сейчас просто не было сил. Потянувшись на заднее сиденье, я извлёк оттуда коробку с соком, заглотил отвратительной сладкой мякоти, и попытался отдышаться, ощущая себя так, как будто пробежал километр по пересечённой местности. -Ты как? Это из-за моего рассказа по червячка тебя так?… -Да нет, всё нормально: просто отравление ещё не отпустило. Продолжай. -А ты мазохист, однако… -Хе-хе… А то… -Дай-ка я тебя вытру, - С этими словами Ира достала свой носовой платок, и стало протирать мне лицо. С одной стороны это было унизительно, когда малознакомая девушка вытирает тебе слюни; с другой стороны чертовски приятно. Да, это было приятно, так как мои фибры души вдруг почувствовали, что я вторгся в её интимную зону, точнее вторглась она, и сейчас буквально излучает флюиды сексапильности и заботы. Сердце вдруг забилось сильнее, я закрыл глаза и расслабился… Но через несколько секунд всё закончилось… Теперь надо выехать на дорогу и дослушать рассказ про глистиков, червячков и других забавных зверушек. Я осторожно вырулил с обочины, и Луиджи потихоньку как-бы щупая шинами мокрый от дождя асфальт, медленно покатился к городским предместьям: голова его «пилота» ещё кружилась, так что даже переход на третью передачу мог для всех нас закончиться где-нибудь в канаве или придорожных кустах. -Ну вот: значит, продолжение рассказа про огромного червяка в животе… В этот момент мой желудок опять сократился, и изо рта вышел воздух, издав настолько громкий и неприличный звук, что история так и осталась недорассказанной. Персиковый сок с мякотью снова просился обратно, но надо было дотерпеть, так как в городе незаметно избавиться от него не получилось-бы. Наконец, мы доехали. Снова, как и вчера вонючий подъезд, настенные письмена, квартира №24. Ирина вставила ключ в замок, легонько толкнула дверь, а мне тем временем предстояло сдержать рвавшегося на волю кота. -Ффууу, ну и амбре! Никогда не заведу себе кошку! – заключила моя спутница. – Небось опять насцал где-нибудь у Ритки под кроватью. - С этими словами она повернулась ко мне. – Да, и такое тут бывает, привыкай! -А ч-чего это мне привыкать? -Ну мало-ли, – Она пожала плечами. – Может у тебя серьёзные намерения… Я покраснел. У меня-то намерения были самые что ни на есть серьёзные. А у Риты? Может она серьёзно намеревается отфутболить меня нафиг, или навечно оставить в ранге друзей? Ира тем временем отправилась шариться по шкафам в поисках одежды, которую нужно было принести нашим страдалицам в больницу, я же спокойно и незатейливо поблевал в туалете и прополоскал рот в ванной, попутно опасливо озираясь, не висит-ли там на верёвке что-нибудь интимное, и пошёл осматривать книжные полки. Литература была самая разноплановая – антология американской фантастики в 14-ти томах, какие-то новеллы, классика западной литературы вроде Амаду или Сэлинджера, и модные нынче авторы типа Коэльо и Мураками. Роман Пелевина, который Рита позаимствовала у меня сейчас лежал на письменном столе с того краю, что возле дивана-кровати. Решил его пока не брать с собой: пусть читает то, что выбрал я; заодно будет ещё лишний повод с ней встретиться, чтобы вернуть и те книги и эту. И может быть мы вместе чудесно побеседуем о современной норвежской литературе где-нибудь за чашечкой кофе, после чего я закажу себе 50 грамм коньяка для храбрости, и, наконец, сподоблюсь на более решительные действия. Например, приглашу в кино на слезливую мелодраму… Тем временем, вошедшая в комнату Ира возвратила меня из страны розовых фантазий в реальный мир. -Ну как, не шалишь? Ритулька мне сказала приглядывать за тобой. Уж не знаю даже, что ты там натворил, но она как-то не слишком тебе доверяет. Ох, вот же-ж радость-то какая! – Рита всё-же не стала рассказывать подробности наших с нею э-эээ… взаимоотношений. Всё-таки она молодец! -Так, Блэк накормлен и напоен, – деловито начала Ирина. И пока ты тут фантазировал у дивана, мне пришлось убрать кошачий туалет. Я сейчас помою посуду, а ты, пожалуйста, вынеси мусор. Покончив с мусором и посудой, мы сложили в пакет больничные вещи, и, отбиваясь от рвавшегося на свободу кота, пошагали вниз по ступенькам. -Кстати, надпись «Смерть фрицам!» на стене это про Риту, - вдруг сказала Ира. -Чё? -Да вот, надпись! -Ну я видел… -Это так, к сведению. Отец Риты был типа потомков каких-то сосланных сюда немцев, и у него, была немецкая фамилия, а потом когда они развелись, то она из принципа опять взяла девичью фамилию матери. -Кто? Рита? -Да! Ой ты что-то медленно соображаешь. Но это наверно из-за болезни… -Наверно. А какая фамилия у неё была? -Не скажу. Пусть она сама скажет, если захочет. Но ничё, хорошая такая фамилия! -А какая сейчас? -Тоже не скажу. -Ну вот, зачем тогда мне всё это рассказывала? -Люблю создавать интригу, знаешь-ли. – с этими словами Ирина ловко съехала с темы. – У тебя симпатичная машинка, кстати! -Да, Фиат-500. В Италии многие на таких ездят. -А ты был в Италии? - Ирина явно хотела меня поддеть, но как говорится, не на того напала… -Да, бывал… -И что делал? -Был в деловой поездке. Закупал партию резины Пирелли для предприятия…. Конечно, это был коктейль из наглейшей лжи с понтами пополам: ни в какую Италию я по делам фирмы не ездил, а просто тупо был там на экскурсии. И вы думаете, мне за своё враньё было стыдно? Ничуть не стыдно! Вот это как-то само собой получается: наверно инстинкт какой-то у меня срабатывает для произведения впечатления на девушку с целью сексуального контакта и дальнейшего продолжения рода. У животных есть пушистые хвосты, длинные рога, а у меня только маленький Фиат, поддельные золотые часы и маленькая квартирка в Дырдовске. Ну и ещё видимо длинный язык и богатая фантазия, благодаря которой я мог-бы сейчас рассказать как вел деловые переговоры в Милане, и катался на Феррари в окрестностях Модены… Нет, мне абсолютно было не стыдно… А вот сейчас, когда это пишу, просто смешно. Вообще, о понтах я мог-бы написать целую повесть: мне за свою жизнь удалось встретиться с удивительнейшими экземплярами человеческой расы, всё существование которых сводилось исключительно к самолюбованию: казалось они не давали себе ни секунды расслабления, и даже сидя на унитазе делали серьёзное деловое лицо, и мне удалось подчерпнуть от них много интересного, но здесь нужно главное не забывать относиться к подобным вещам с иронией, иначе тоже можно скатиться к золотым перстням и растопыренным пальцам. В целом я понты ненавижу, но они лезут из меня иногда как говно, ведь бывает так хочется, так хочется, а вот нечем… Нет ни Феррари, ни кошелька с деньгами, ни друзей в правительстве… …Тем временем, молодой человек с девушкой запихнули пакеты в багажник маленького белого автомобильчика с трёхцветной полосой на капоте и тронулись в путь. Глядя со стороны мы скорее были влюблённой парой, едущей на дачу пить водку, жарить шашлыки и предаваться разврату, но это было не так: мы не были парой. Вообще никем. Даже не приятелями. Скорее товарищами по несчастью. Товарищами по ритиному несчастью. Двое на белом автомобильчике выехали из города по направлению на юг, им вместе было хорошо и даже весело. Да, это сущая правда - кататься с Ирой на машине было весьма комфортно – не чувствовалось обычное напряжение, которое буквально повисало в салоне, когда на соседнем сиденье сидела Маргарита. Мне просто было нормально! Можно вести себя естественно, и болтать о чём-то и одновременно ни о чём, но нравилась-то мне совершенно другая особа, что было очень прискорбно. Подъехав к мрачному зданию районной инфекционки, мы выгрузились, я глотнул ещё сока, и как водится, пролил его на футболку, о чём сообщил своей спутнице. -Ну как, видно? -Хрюшка... Застегнись, – опять каким-то заботливо-сексапильным тоном ответила Ирина. Буквально с каждым часом она нравилась мне всё больше и больше. Но нельзя же вот так дружить с девушкой, оказывая ей недвусмысленные знаки внимания, и тут же пытаться замутить с её подружкой. А может эти два очаровательных создания пытаются проверить меня на стойкость? Достаточно-ли я серьёзен, чтобы устоять перед очарованием крашеной рыжеволосой зеленоглазой фурии с третьим размером груди? Да. Надо быть серьёзным! Вот когда Рита окончательно спишет меня в друзья, можно будет и спросить телефончик у её симпатичной подружки, а пока нужно показывать себя с наилучшей стороны и сохранять чисто дружеско-деловые отношения. Пока мой разум прикидывал различные варианты развития событий на любовном фронте, мы уже зашли в пахнущий химикатами вестибюль, и услышали шаркающее эхо ритиных шагов. Она старалась не смотреть нам в глаза – наверно до сих стеснялась, что мы знаем про всякие медицинские манипуляции, про которые нам (и в особенности мне!) знать вообще не следует. -Принесли? – Она сразу перешла к делу. -Агась! – Вот футболочки и… То, что ты просила, – ответила Ирина. -Блин, надо было другое! – девушки начали шептаться о чём-то интимном; наверное о каких-нибудь трусах или прокладках, или что там у них ещё… Мне же оставалось только отойти и рассматривать стенгазеты с познавательными статьями про туляремию и сальмонеллёз. «Всё! С этого дня всегда, всегда буду мыть руки перед едой!» - наказал я сам себе. Ага, щас… Это уже забылось, и всё продолжается по-старому. Наверно если-бы людей почаще пугать такими стенгазетами, то количество пищевых отравлений в стране глядишь и уменьшилось-бы процентов на 50, и подобные жуткие больнички в основном пустовали. Тем временем девчонки продолжали шептаться. -Ну как, нашли что-нибудь? -Ну да… -Серьёзное? -Ну так… До меня доносились обрывки фраз, и, конечно же, мне было жутко интересно, что же там нашли у Риты, чем её лечат, и заразная-ли она. Я почувствовал себя Хейнкелем-219 с локатором «Лихтештейн» на носу. Так, настраиваем локатор, находим частоту Аэрокобры… Я даже затаил дыхание… -…Прямо в задницу, – шепнула Рита Интимные подробности!! Ой, страсть как интересно!!! Сейчас мне страшно захотелось стать не Хейнкелем, а заведующим отделением этой чудесной мазохистской больнички и сделать Рите пару уколов, или ещё чего-нибудь… Но девушки тем временем уже закончили с обменом секретной информацией, и мною был вручён ещё один мешок с книжками, соками и Альмагелем. Рита по-прежнему смотрела в пол, прижимая пакеты к себе. -Может тебе помочь донести?... – начал я. -Нет! Тебя всё равно не пустят. -А я незаметно прокрадусь и бегом обратно. Марго не оценила моих благородных порывов и промолчала. -Там, это… - я попытался рассказать о содержимом больничной передачки, но не успел. -Гедеминович!! На анализы!, – раздалось откуда-то сверху. Рита покраснела, и, буркнув напоследок «я пошла» исчезла в лестничном пролёте. Всё… Свидание было окончено… Гедеминович! Так вот какая у неё фамилия! От этого слова просто на версту отдавало Югославией, клубом «Црвена Звезда», который я видел по телеку, и Дунаем, который я не видел никогда. Гедеминович… Действительно редкая фамилия. -Ну, что, пошли! – голос Ирины перенёс меня с предместья Балкан в вонючий «предбанник» обшарпанной инфекционки. Мы вышли на свежий воздух: я опять обернулся и стал смотреть в окна: за старыми деревянными рамами маячили силуэты, кто-то бродил по палате в клетчатой рубашке, где-то стояла стойка с капельницей, где-то просто горел тусклый свет. Окна с туалетами и процедурными были просто замазаны до половины белой краской – наверно, чтобы ненормальные вроде меня не высматривали там голые попы симпатичных девушек. - Ну хва-атит уже! Пойдём! – Ира игриво потянула меня за рукав в тот самый момент, когда мне опять что-то показалось. Конечно, показалось – ведь та, которая мне нравилась, находилась сейчас где-нибудь в процедурной с закрашенным окном, где ей наверно брали кровь из пальца. Я опять обернулся, но в квадрате окна уже не было ни теней, ни силуэтов. Надо будет обязательно съездить сюда одному – без Иры, тянущей меня за рукав, без пакетов с тряпьём, без мамы и шептания в коридоре. Только я и Рита. Место, правда, совсем не романтичное. -Ну вот ты и узнал её фамилию, – весело сказала Ирина, щёлкнув ремнём безопасности. -Угу. -Ты мрачен прям как Ритуська иногда. Как видишь, невезение заразно. Вот подожди, скоро с тобой случится ещё какой-нибудь казус. -Надеюсь не смертельный? -Не-еет, но тебя может с ног до головы обрызгать машина, или когда вы будете гулять по парку, ты упадёшь с дерева и сломаешь лодыжку. -А с чего бы это я должен лазать в парке по деревьям? – мрачно фыркнул я. -Ну, может полезешь ей сирень рвать, или рябинку. Или нет! Белочек кормить! -Ну да, в принципе это на меня похоже… -Ты такой мрачный потому, что скучаешь по ней? Я покраснел. -Ну… Да… -Надеюсь, у тебя серьёзные намерения. Рита хоть и выглядит слишком серьёзной и необщительной, но на самом деле очень ранимая девушка. Если обидишь её, то не будет тебе прощения! Ни-ког-да! -Кошмар… -Да-да… Ну, так как, не передумал? Хотя, можешь не отвечать. -Ладно, тада не отвечу… -Если честно, то с ней, конечно, сложно. Раньше Софья Павловна, (а это ритина мама) парней как-то не любила, и всё отгоняла их от своего золотца. Золотце выросло, а парней всех разобрали, так что теперь она одна. -И что, н-нникого у неё не было? – мой голос задрожал, выдавая нервную заинтересованность. Вот есть в человеческой природе такое мазохистское любопытство – выспрашивать, сколько до тебя было у твоей бывшей (или бывшего). Особенно настойчивы в этих допросах девушки. А мужики, как и водится, перед друзьями количество своих любовных побед преувеличивают, а перед подружками преуменьшают… -У неё-то? – Ира на пару секунд задумалась. – Давай она сама тебе расскажет. Если, конечно, захочет. Ага, щас, расскажет она. С неё-то и обычный разговор типа «Как дела? Нормально», приходится вытягивать клещами, а тут такая интимная тема. Скорее всего, она будет молчать, краснеть и дуться, а потом скажет какую-нибудь грубость и пойдёт читать книжку. - Ну так значит Рита ещё и сама весьма, так сказать, разборчива, и кого попало в дом не приведёт, -Ира продолжила свой рассказ, - а всех кого приводила её мама раскритиковала, и уже года два-три единственное существо мужского пола, переступавшего порог её квартиры это… -Я! -Да нет. Кот! Фу, он такой противный, то нассыт где-нибудь, то… Ну в общем, ты понял. -Ага…, - я вздохнул. Ну… Расскажи мне ещё про Риту. Или про то, как тебе всё-таки удалось не травануться вчера? -Хи-хи. Сразу про то и про это? Ну, во-первых я берегу фигуру, так что торт не ела, во-вторых не люблю грибы, а в третьих гастритами и язвами не страдаю. -А что, Рита чем-то страдает? -Это… Закрытая информация. -Понятно. - Ну, вообще, это Софья Паллна (ритина мама) подсуетилась, и запихнула её в инфекционку. Могла бы просто пострадать денёк-другой, поблевать там и всё такое, активированный уголёк попить, но мама так любит всех лечить, что вызвала «Скорую», и ночью Ритку забрали. Ну и мамашу за компанию. Так шта-аа, смотри, женишься на такой – залечат до смерти! При мысли о женитьбе моё сердце ёкнуло, и я покраснел… - Я ещё в школе помню (а мы с ней учились), мама всё следила, одела-ли доча в школу тёплые штанишки. А доче было уже шестнадцать лет! Конечно, она стеснялась, а все над нею тихонько ржали. -Печальная история. -Ещё-бы. Вот опять же женишься на ней, траванёшься чем-нить, и тут же отправят тебя в больничку. А там уж полный спектр процедур – и промывания, и уколы… -Кого?! Меня?! Да не, я рогом упрусь, и фиг отправят меня куда-нибудь. -Ну рога-то тебе это самое… Спилят в общем. А новых Ритулька не наставит, – Тут Ира захихикала. – Хотя слу-ушай, это же круто лежать с ней вместе в одном отделении… Даже нет! В одной палате!! Можно и общаться, и обжиматься, и вместе дружно получать полный спектр процедур. -Угу. Получать спектр процедур в одной палате наверно очень интересно, особенно если вы фетишист-извращенец, но я-то ни тем не другим не являлся, так что подобные фантазии меня совсем не возбуждали. А вот зацепиться за другие слова Иры можно было попробовать. -А почему ты сказала, что Рита мне не наставит рогов? -Ну ты что? Она-ж девушка серьёзная. Будет тебе борщи варить, грибочками, вот, угощать… А ты что, уже жениться собрался? -Да нет, пока… -Ну так ты подумай-подумай. Но помни: если ей изменишь, то она достанет из под дивана свой пистолет и отстрелит тебе… Какой-нибудь жизненно важный орган… А потом будет сидеть на диване и плакать над книгой. Я судорожно сглотнул и попросил Ирину достать коробочку сока с заднего сиденья. Она достала томатный. -Ну, что? От таких рассказов в горле пересохло? – не унималась Ира. -Да уж, перспектива интересная. -А ты я смотрю не только жениться, но и ходить налево уже запланировал! Я закашлялся и опять весь облился красной помидорной жижей. - Ох, давай я тебя вытру, - с этими словами Ирина достав из сумки салфетку стала нежно меня протирать. Должен заметить, что немного сока пролилось и на джинсы аккурат между ног, и он как-бы невзначай незаметным движением руки был тоже вытерт. Мне очень хотелось поболтать с Ирой ещё, но, к несчастью наш город был маленький, и доехали мы довольно быстро. -Ну что-ж, спасибо что подвёз. -Да не за что. Повисло молчание. -Слу-ушай, а дай мне свой номер телефона, - вдруг предложила Ира, - нам надо держать связь: мало-ли что. Ты на этой неделе в больницу ещё собираешься заехать? -Ну да… -Отлично! Тогда давай, я запишу… -Хорошо, записывай. Плюс семь…. Обменявшись со мной телефонами, и бросив на прощание: «Ну счастливо!», она выпорхнула из машины и грациозно удалилась по направлению к дому. Что это было? Впервые особа женского пола сама предложила обменяться телефонами! Меня, что, клеят как девушку?! Ну, в принципе, это весьма приятно, когда ничего не надо делать, а тебя и на танец приглашают, и телефон просят, а может быть через неделю и в какой-нибудь кабак позовут. Блин, как же наверно, здорово быть особой женского пола! А после халявной выпивки и жрачки можно ещё и секс заполучить! Это же просто праздник какой-то! Главное, чтоб приглашающая на свидание была симпатичной, вот как… Эта... Стоп! А как же Рита? Так размечтался, что тут же забыл про неё. Весь день мне было не до авиации: до вечера я проспал, а часов в шесть вдруг захотел поесть. Не придумав ничего лучше, я ещё заправился томатным соком и поплёлся в магазин, где купил сыру, каких-то булочек и йогурты. Переход на молочную диету был мучителен: очень хотелось шашлыка, куры-гриль или пиццы, но больше всего почему-то куриного бульона, варить который, естественно, было лень. В итоге весь вечер я протупил, к моделям так и не прикоснувшись, а с утра заметно похудевший и ослабленный потащился на работу. Днём с работы пробовал звонить Рите, но она не отвечала, словно была на меня обижена, а увидеть или хотя-бы услышать её хотелось нестерпимо. В конце-концов, измучившись я набрал Иру. - Нет, я ей не звонила. А чё, переживаешь? Да не переживай – наверно на процедурах, или под капельницей, или отлёживается после процедур и капельниц. Но вечером ей звякну, скажу, что ты бедняжка весь извёлся, а завтра навещу Риту в больнице, передам привет, и поцелую её от тебя… А куда её поцеловать? В щёчку? -Ну… Наши отношения ещё не дошли до такого уровня. Может в лобик? -Что?! Как покойника штоль? -Ну… не знаю… Поцелуй тогда её в животик! -Агась! Только как ты это себе представляешь? А ты точно не извращужка? -Хорошо, тогда в носик. -О, боже-жь мой, как миленько! Хорошо! Ну, пока! Следует заметить, что если Рита всё время пребывала в перманентной меланхолии, то её подружка была прямой противоположностью. Вот если-бы можно было взять чуток Ириного легкомыслия, и перелить его Рите в её очаровательную головку, то вуаля – мы получаем двух нормальных девушек! У меня же следующий день душа, требующая женского общества, совсем измучилась так, что у меня на нервной почве даже началась изжога. Звонить почему-то было стрёмно, и я не придумал ничего лучше, как купив вишенок и мандаринок, отправиться в больницу без предупреждения. Внизу у медсестры-вахтёрши я гордо попросил сейчас же явить мне Маргариту Гедеминович. С видимой неохотой она набрала номер, и связалась с верхним этажом, после чего минут через пять на лестнице показалась худенькая фигурка в длинном халате. -Привет. Зачем приехал? Не надо было ничего покупать, мне же положена строгая диета!... – сразу же начала она. -Да наплевать! Тут лечиться, так можно залечиться, а в мандаринах витамин «С»! -Спасибо. Меня тут в принципе кормят… -Ага, кормят тут наверно только в принципе. Небось кашки на воде и физраствор из капельницы? -Ну типа того… Если честно, очень хочется чего-нибудь… -Проси всё что хочешь! -Тоже мне кормилец. Ну, в общем, хочется йогуртов, и ещё мороженого, и ещё что-нибудь к чаю. Но больше всего хочется жареных пирожков! Но мне их нельзя… -Хорошо, хочешь, сегодня же привезу? -Да нет, сегодня не надо… Эх, зря я произнёс слово «хочешь». Надо было твёрдо сказать: «Сейчас съезжу в магазин и всё куплю!». С другой стороны, будет повод встретиться завтра. - Тогда я завтра тебе позвоню после работы, и сразу заеду с йогуртами и пирожными к чаю. -Нет, пирожных не надо. Крем нельзя. -Ладно с вафлями! В больничном вестибюле воцарилась тишина. Надо было продолжать разговор, но мысли опять разбежались как мыши по углам. -Ну, чем тебя лечат?, - начал я. -Не о чем поговорить больше? – жёстко отрезала она. -Ну, просто, интересно… -Это не лучшая тема для проявления интереса, - твёрдо ответила она, дав понять, что разговор на эту тему ей неприятен. – Слушай, мне пора… На ужин… Так что… -Так что до завтра! -Да… Выйдя наружу и, наконец, глотнув воздуха свежего как пол литра холодного пива в летний день, я отправился домой с нетерпением ждать завтра. Завтра… Оно, наконец-то наступило, и едва закончилась смена, моё тело переместилось в пространстве за ворота КПП, и, нырнув в чертоги магазина «Незабудка» я купил йогуртов, печенье и вафли к чаю, после чего помчался в больницу за город. «Привет, зачем приехал, не надо было столько покупать, спасибо.», - примерно такого рода диалог состоялся у меня внизу, и через минуту Рита включив форсаж скрылась за горизонтом. А мне туда залетать было нельзя. Очень хотелось залезть к ней в палату по какой-нибудь водосточной трубе или пожарной лестнице, но таковых у этого здания не оказалось. Да и какой в этом смысл, если дама сердца сама не горит желанием со мной общаться? В итоге пришлось вернуться домой не солоно хлебавши. А что, собственно, я ожидал? Что вот сейчас Ритулька бросится ко мне в объятия и расцелует своими заразными губками?! Конечно, нет, но хотя-бы из вежливости рассказать о своём здоровье, или спросить о моём здоровье ей следовало-бы. Дальнейшие мои попытки приехать к ней в «гости» не увенчались успехом – кроме меня в больнице мою любовь навещали всякие подружки и коллеги по работе, подкармливающие её разными вкусняшками; по телефону разговор у нас не клеился, а зачастую она просто не брала трубку. В конечном итоге мы переписывались друг с другом по СМС, которые потом читались и перечитывались мною по несколько раз. Воспалённый разум при этом фантазировал, о чём думала, и что чувствовала Рита, когда писала такие глубокомысленные тексты, как «Всё норм.», «Пью чай», «Ира передавала тебе привет», «Дочитала Стругацких», и т.п. Вскоре ритину маму выписали из больницы, а дочь всё лечили и лечили, задержав там ещё на неделю. Поводов встретиться у нас совсем не осталось: Софья Павловна постоянно таскала ей туда пищу физическую и духовную. Я тем временем, грустил: доделав, наконец, модель Яка, брался то один, то другой самолёт, но выходи
"Наши модели – специфичный побочный продукт совершенствования наших душ – материальный артефакт, нужный только нам самим и понятный только таким, как мы сами." В. Мучичко
 
Ставлю на Иру . Недоброкачественная еда - это уже перебор .
Добро пожаловать в Песочный клуб !
Страницы: 1 2 3 4 След.
Читают тему